Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

Трудовой кодекс – глава 14. защита персональных данных работника

Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

– Глава 14. ЗАЩИТА ПЕРСОНАЛЬНЫХ ДАННЫХ РАБОТНИКА

Статья 85. Понятие персональных данных работника. Обработка персональных данных работника

Персональные данные работника – информация, необходимая работодателю в связи с трудовыми отношениями и касающаяся конкретного работника.Обработка персональных данных работника – получение, хранение, комбинирование, передача или любое другое использование персональных данных работника.

Статья 86. Общие требования при обработке персональных данных работника и гарантии их защиты

В целях обеспечения прав и свобод человека и гражданина работодатель и его представители при обработке персональных данных работника обязаны соблюдать следующие общие требования:1) обработка персональных данных работника может осуществляться исключительно в целях обеспечения соблюдения законов и иных нормативных правовых актов, содействия работникам в трудоустройстве, обучении и продвижении по службе, обеспечения личной безопасности работников, контроля количества и качества выполняемой работы и обеспечения сохранности имущества;2) при определении объема и содержания обрабатываемых персональных данных работника работодатель должен руководствоваться Конституцией Российской Федерации, настоящим Кодексом и иными федеральными законами;3) все персональные данные работника следует получать у него самого. Если персональные данные работника возможно получить только у третьей стороны, то работник должен быть уведомлен об этом заранее и от него должно быть получено письменное согласие. Работодатель должен сообщить работнику о целях, предполагаемых источниках и способах получения персональных данных, а также о характере подлежащих получению персональных данных и последствиях отказа работника дать письменное согласие на их получение;4) работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его политических, религиозных и иных убеждениях и частной жизни. В случаях, непосредственно связанных с вопросами трудовых отношений, в соответствии со статьей 24 Конституции Российской Федерации работодатель вправе получать и обрабатывать данные о частной жизни работника только с его письменного согласия;5) работодатель не имеет права получать и обрабатывать персональные данные работника о его членстве в общественных объединениях или его профсоюзной деятельности, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами;6) при принятии решений, затрагивающих интересы работника, работодатель не имеет права основываться на персональных данных работника, полученных исключительно в результате их автоматизированной обработки или электронного получения;7) защита персональных данных работника от неправомерного их использования или утраты должна быть обеспечена работодателем за счет его средств в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами;8) работники и их представители должны быть ознакомлены под роспись с документами работодателя, устанавливающими порядок обработки персональных данных работников, а также об их правах и обязанностях в этой области;9) работники не должны отказываться от своих прав на сохранение и защиту тайны;

10) работодатели, работники и их представители должны совместно вырабатывать меры защиты персональных данных работников.

Статья 87. Хранение и использование персональных данных работников

Порядок хранения и использования персональных данных работников устанавливается работодателем с соблюдением требований настоящего Кодекса и иных федеральных законов.

Статья 88. Передача персональных данных работника

При передаче персональных данных работника работодатель должен соблюдать следующие требования:не сообщать персональные данные работника третьей стороне без письменного согласия работника, за исключением случаев, когда это необходимо в целях предупреждения угрозы жизни и здоровью работника, а также в других случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами;не сообщать персональные данные работника в коммерческих целях без его письменного согласия;предупредить лиц, получающих персональные данные работника, о том, что эти данные могут быть использованы лишь в целях, для которых они сообщены, и требовать от этих лиц подтверждения того, что это правило соблюдено. Лица, получающие персональные данные работника, обязаны соблюдать режим секретности (конфиденциальности). Данное положение не распространяется на обмен персональными данными работников в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами;осуществлять передачу персональных данных работника в пределах одной организации, у одного индивидуального предпринимателя в соответствии с локальным нормативным актом, с которым работник должен быть ознакомлен под роспись;разрешать доступ к персональным данным работников только специально уполномоченным лицам, при этом указанные лица должны иметь право получать только те персональные данные работника, которые необходимы для выполнения конкретных функций;не запрашивать информацию о состоянии здоровья работника, за исключением тех сведений, которые относятся к вопросу о возможности выполнения работником трудовой функции;передавать персональные данные работника представителям работников в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, и ограничивать эту информацию только теми персональными данными работника, которые необходимы для выполнения указанными представителями их функций.

Статья 89. Права работников в целях обеспечения защиты персональных данных, хранящихся у работодателя

В целях обеспечения защиты персональных данных, хранящихся у работодателя, работники имеют право на:полную информацию об их персональных данных и обработке этих данных;свободный бесплатный доступ к своим персональным данным, включая право на получение копий любой записи, содержащей персональные данные работника, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом;определение своих представителей для защиты своих персональных данных;доступ к относящимся к ним медицинским данным с помощью медицинского специалиста по их выбору;требование об исключении или исправлении неверных или неполных персональных данных, а также данных, обработанных с нарушением требований настоящего Кодекса или иного федерального закона. При отказе работодателя исключить или исправить персональные данные работника он имеет право заявить в письменной форме работодателю о своем несогласии с соответствующим обоснованием такого несогласия. Персональные данные оценочного характера работник имеет право дополнить заявлением, выражающим его собственную точку зрения;требование об извещении работодателем всех лиц, которым ранее были сообщены неверные или неполные персональные данные работника, обо всех произведенных в них исключениях, исправлениях или дополнениях;обжалование в суд любых неправомерных действий или бездействия работодателя при обработке и защите его персональных данных.

Статья 90. Ответственность за нарушение норм, регулирующих обработку и защиту персональных данных работника

Лица, виновные в нарушении норм, регулирующих получение, обработку и защиту персональных данных работника, привлекаются к дисциплинарной и материальной ответственности в порядке, установленном настоящим Кодексом и иными федеральными законами, а также привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности в порядке, установленном федеральными законами.

trudkodeks.ru/trudkodeks/trud/trudovoj_kodeks_-_glava_14.html

12.08.2019 – Виталий Лысенко

Источник: https://trudkodeks.ru/trudkodeks/trud/trudovoj_kodeks_-_glava_14.html

Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. Международные дела (начало главы)

Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

М.: ТЕРРА, 1991. – 623 с.

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДЕЛА

(начало главы)

Новая карта

Главным делом своей жизни Вячеслав Михайлович Молотов считал укрепление социалистического строя, усиление военной, экономической и политической роли нашей страны и всего социалистического содружества, ослабление позиций империализма.

– Хорошо, что русские цари навоевали нам столько земли. И нам теперь легче с капитализмом бороться.

14.01.1975

– Свою задачу как министр иностранных дел я видел в том, чтобы как можно больше расширить пределы нашего Отечества. И кажется, мы со Сталиным неплохо справились с этой задачей.

…Вспоминается рассказ А.И. Мгеладзе (Первый секретарь ЦК КП Грузии в последние годы жизни И.В. Сталина), дополненный Молотовым, о том, как после войны на дачу Сталина привезли карту СССР в новых границах – небольшую, как для школьного учебника.

Сталин приколол ее кнопками на стену: «Посмотрим, что у нас получилось… На Севере у нас все в порядке, нормально. Финляндия перед нами очень провинилась, и мы отодвинули границу от Ленинграда.

Прибалтика – это исконно русские земли! – снова наша, белорусы у нас теперь все вместе живут, украинцы – вместе, молдаване – вместе. На Западе нормально. – И сразу перешел к восточным границам. – Что у нас здесь?..

Курильские острова наши теперь, Сахалин полностью наш, смотрите, как хорошо! И Порт-Артур наш, и Дальний наш, – Сталин провел трубкой по Китаю, – и КВЖД наша. Китай, Монголия – все в порядке… Вот здесь мне наша граница не нравится!» – сказал Сталин и показал южнее Кавказа.

– С этим делом мы, конечно, немножко переборщили, но на юге кое-что намечалось. Однако во всем надо знать меру, а то можно и подавиться.

Вопрос о Прибалтике, Западной Украине, Западной Белоруссии и Бессарабии мы решили с Риббентропом в 1939 году. Немцы неохотно шли на то, что мы присоединим к себе Латвию, Литву, Эстонию и Бессарабию.

Когда через год, в ноябре 1940 года, я был в Берлине, Гитлер спросил меня: «Ну хорошо, украинцев, белорусов вы объединяете вместе, ну, ладно, молдаван, это еще можно объяснить, но как вы объясните всему миру Прибалтику?»

Я ему сказал: «Объясним».

Коммунисты и народы Прибалтийских государств высказались за присоединение к Советскому Союзу. Их буржуазные лидеры приехали в Москву для переговоров, но подписать присоединение к СССР отказывались.

Что нам было делать? Я вам должен сказать по секрету, что я выполнял очень твердый курс.

Министр иностранных дел Латвии приехал к нам в 1939 году, я ему сказал: «Обратно вы уж не вернетесь, пока не подпишете присоединение к нам».

Из Эстонии к нам приехал военный министр, я уж забыл его фамилию, популярный был, мы ему то же сказали. На эту крайность мы должны были пойти. И выполнили, по-моему, неплохо.

Я в очень грубой форме вам это представил. Так было, но все это делалось более деликатно.

– Но ведь первый приехавший мог предупредить других, – говорю я.

– А им деваться было некуда. Надо же как-то обезопасить себя. Когда мы предъявили требования… Надо принимать меры вовремя, иначе будет поздно. Они жались туда-сюда, буржуазные правительства, конечно, не могли войти в социалистическое государство с большой охотой.

А с другой стороны, международная обстановка была такова, что они должны были решать. Находились между двумя большими государствами – фашистской Германией и советской Россией. Обстановка сложная. Поэтому они колебались, но решились.

А нам нужна была Прибалтика…

С Польшей мы так не смогли поступить. Поляки [c. 15] непримиримо себя вели. Мы вели переговоры с англичанами и французами до разговора с немцами: если они не будут мешать нашим войскам в Чехословакии и Польше, тогда, конечно, у нас дела пойдут лучше. Они отказались, поэтому нам нужно было принимать меры хоть частичные, мы должны были отдалить германские войска.

Если бы мы не вышли навстречу немцам в 1939 году, они заняли бы всю Польшу до границы. Поэтому мы с ними договорились. Они должны были согласиться. Это их инициатива – Пакт о ненападении.

Мы не могли защищать Польшу, поскольку она не хотела с нами иметь дело.

Ну и поскольку Польша не хочет, а война на носу, давайте нам хоть ту часть Польши, которая, мы считаем, безусловно принадлежит Советскому Союзу.

И Ленинград надо было защищать. Финнам мы так не ставили вопрос, как прибалтам. Мы только говорили о том, чтобы они нам часть территории возле Ленинграда отдали. От Выборга. Они очень упорно себя вели.

Мне много приходилось беседовать с послом Паасикиви – потом он стал президентом. По-русски говорил кое-как, но понять можно. У него дома была хорошая библиотека, он читал Ленина. Понимал, что без договоренности с Россией у них ничего не получится. Я чувствовал, что он хочет пойти нам навстречу, но противников было много.

24.07.1978

– Финляндию пощадили как! Умно поступили, что не присоединили к себе. Имели бы рану постоянную. Не из самой Финляндии – эта рана давала бы повод что-то иметь против Советской власти…

Там ведь люди очень упорны, очень упорны. Там меньшинство было бы очень опасно.

А теперь понемногу, понемногу можно укрепить отношения. Демократической ее сделать не удалось, так же как и Австрию.

Хрущев отдал финнам Порккала-Удд. Мы едва ли отдали бы.

С китайцами из-за Порт-Артура портить отношения не стоило, конечно. И китайцы держались в рамках, не ставили [c. 15] своих пограничных территориальных вопросов. А вот Хрущев толкнул…

28.11.1974

– А Бессарабию мы никогда не признавали за Румынией. Помните, она была у нас заштрихована на карте? Так вот, когда она нам понадобилась, вызываю я этого Гэфенку, даю срок, чтоб они вывели свои войска, а мы введем свои.

– Вы вызвали Гэфенку, румынского посла?

– Да, да.

«Давайте договариваться. Мы Бессарабию никогда не признавали за вами, ну а теперь лучше договариваться, решать такие вопросы». Он сразу: «Я должен запросить правительство». Конечно, раскис весь. «Запросите и приходите с ответом». Пришел потом.

– А с немцами вы обговаривали, что они не будут вам мешать с Бессарабией?

– Когда Риббентроп приезжал, мы тогда договорились. Попутно мы говорили непосредственно с Румынией, там контактировали.

– Гитлер им сказал: «Отдайте, я скоро верну!»

– Они под его руководством все время… В 1939 году, когда приезжал Риббентроп, я тогда не очень хорошо знал географию, – говорит Молотов вроде серьезно, кто его не знает, может, так бы и понял, – границы между государствами: Россией, Германией и Австро-Венгрией.

Предъявляю требование: границу провести так, чтобы Черновицы к нам отошли.

Немцы мне говорят: «Так никогда же Черновиц у вас не было, они всегда были в Австрии, как же вы можете требовать?» – «Украинцы требуют! Там украинцы живут, они нам дали указание!» – «Это ж никогда не было в России, это всегда была часть Австрии, а потом Румынии!» – посол Шуленбург говорит.

«Да, но украинцев надо же воссоединить!» – «Там украинцев-то… Вообще не будем решать этот вопрос!» – «Надо решать. А украинцы теперь – и Закарпатская Украина, и на востоке тоже украинская часть, вся принадлежащая Украине, а тут что же, останется кусок? Так нельзя. Как же так?»

Как это называется… Буковина. [c. 17]

Вертелся, вертелся, потом: «Я доложу правительству». Доложил, и тот (Гитлер) согласился.

Никогда не принадлежавшие России Черновицы к нам перешли и теперь остаются. А в тот момент немцы были настроены так, что им не надо было с нами портить отношения, окончательно разрывать. По поводу Черновиц все прыгали и только удивлялись.

Потом мне говорили люди, побывавшие в Черновицах: я вот, мол, раньше там бывал, так порядок был, а теперь – все неорганизованно, столько бестолковщины… А оказывается, когда Черновицы были в Австрии, на все черные работы направляли украинцев, а когда к нам перешли, те уже не хотят работать. Стали самостоятельными, не просто чернорабочими. Не могут сами, опыта нет для хорошего хозяйствования, и отставать не хотят.

Окончательное разграничение было после войны. Некоторые удивлялись: при чем тут Черновицы и Россия? Никогда такого не было!

…В дураках мы не были. И никто, по крайней мере, из наших противников и сторонников нас не считал за дураков. Не помню такого случая.

Источник: http://grachev62.narod.ru/molotov_140/chapt02.htm

Фотография 19 века

Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

В ранние дни фотографии, 1830-1860 годах, объективы были весьма далеки по совершенству от сегодняшних, а светочувствительность фотоэмульсии низкой, поэтому съемка требовала сильного освещения и долгой выдержки.

Для дополнительного освещения фотографы снимали студии со стеклянными потолками или использовали вспышки. Первые вспышки представляли собой металлический поддон на длинной ручке, куда насыпали магниевый порошок и поджигали, что было довольно пожароопасно и непрактично из-за дыма и запаха.

Сами же фотоаппараты были громоздкими устройствами и устанавливались на полу.

Цены на фотографию были высокими, например, в Москве середины 19 века стоимость дагерротипа могла достигать среднего месячного жалования служащего.

Поскольку фотосъемка была дорогим удовольствием и значительным событием в жизни, на нее приходили целыми семьями, одевались в лучшие наряды, а к наиболее известным фотографам записывались заранее.

В конце века, с развитием технологий и удешевлением материалов, фотографии стали более доступны, их цена снизилась приблизительно в 9 раз.

в студии фотографа 19 века

Можно заметить, что на старинных фотографиях люди не улыбаются, выражения лиц и позы статичны. Время экспозиции занимало несколько минут, и фотографируемый объект должен был оставаться неподвижным.

Первая фотография, изобретенная в 1826 году, требовала 8 часовой выдержки. С изобретением дагерротипа в 1839 году время уменьшилось до 15 минут. Не удивительно, что люди выбирали наиболее комфортное положение тела и выражения лица.

Чтобы обеспечить максимальную неподвижность клиента, фотографы использовали вспомогательные средства: удобные кресла с подлокотниками и специальные устройства жутковатого вида – копфгалтеры, что в переводе с немецкого означает «держатель головы».

Устройство представляло собой длинную тяжелую подставку, наверху которой были специальные крепления-фиксаторы для головы. С годами время выдержки сокращалось, однако все равно оставалось большим. Улыбку было трудно сохранять несколько минут, что приводило к смазыванию.

Поэтому фотографами были установлены правила: не говорить, не двигаться, не улыбаться.

Вторая причина серьезности объясняется отношением к съемке как особому случаю, официальному и торжественному, серьезность подхода можно сравнить с сегодняшней к фотографии на документы.

Ранние фотографии вобрали в себя традиции европейской живописи, где улыбка считалась уделом бедных, детей или простаков. Сначала только богатые могли позволить себе съемку, а улыбка на портрете в их среде считалась неподобающей.

Правилом этикета и эталоном красоты для высших сословий были небольшие плотно сжатые губы и серьезное выражение лица.

карикатура художника Оноре Домье из французской юмористической газеты 1856 года

Снимать детей было еще сложнее. Каждый фотограф изобретал свои способы, чтобы ребенок в момент съемки не капризничал и сидел неподвижно.

Для этого детей усаживали на колени и придерживали, отвлекали внимание птичками и животными в клетке.

О съемке ребенка отдельно от родителей не могло быть и речи, поэтому появился довольно странный по сегодняшним меркам жанр фото со спрятанными мамами. Они одновременно держали детей и скрывались всевозможными способами.

Для студийных фотографий 19 – начала 20 века характерно мягкое рассеянное освещение и фон с декорациями. Как правило, на заднем плане было изображение пейзажей или архитектурных сооружений в классическом стиле. Интерьер на старых дореволюционных фотографиях довольно однообразен, обычно это резная мебель: столы, стулья с высокими спинками и подлокотниками; перила, вазы, портьеры.

фотовспышка 19 века

Старинные фотографии отличаются хорошей детализацией, что объясняется техникой фотопечати: размер снимка соответствовал размеру негатива. Бумажный снимок наклеивался на специальную картонную подложку, которая придавала фотографии жесткость, защищала от повреждений и была неотъемлемой частью оформления вплоть до 1920 годов.

Картонная основа была декоративным элементом и одновременно несла информацию о фотографе, ателье, месте и времени съемки и заполнялась по определенным правилам. Существовали и стандарты на формат фотографий.

Самыми распространенными были визитная карточка (примерно 5,5*9 см) и кабинетный портрет (примерно 11*16 см), ставший общепринятым в портретной фотографии с 1870 года.

С 1920 появляется новый формат фотографий – почтовая карточка (9*14 см), без картонной основы и с разметкой для адреса и почтовой марки на обороте. На фотографиях советских ателье долгое время сохранялась стилизация под кабинетный портрет: светлая рамка на самом снимке, внизу которой была информация о городе, дате съемки и название ателье.

Далее: идентификация фотографий и датировка >>

Источник: https://www.photorepair.ru/fotografiya-19-veka

Партизанские командиры и бойцы спецгрупп — Дзержинская районная центральная библиотека

Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

Іосіф Іосіфавіч Апаровіч – кавалер ордэнаў Чырвонага Сцяга і Чырвонай Зоркі, многіх баявых медалёў…

Баявое хрышчэнне лейтэнант Апаровіч атрымаў на другі дзень пасля пачатку вайны. 23 чэрвеня 1943 г. яго кулямётная рота ўступіла ў няроўны бой з пераўзыходзячымі сіламі фашыстаў пад старажытным беларускім горадам Кобрынам. Акупанты ішлі ў поўны рост. Кулямёты касілі іх шарэнгу за шарэнгай. Але хутка з’явіліся танкі з крыжамі на вежах. Яны прарваліся ў глыбіню абароны. Давялося адступаць.

Пры абароне Петрыкава – невялікага раённага гарадка на Палессі – Апаровіч быў кантужаны і цяжка паранены. Баявыя сябры вынеслі яго з полю бою, паспелі эвакуіраваць у тыл. 

Мінуў год. Зажыла рана. Вопытны афіцэр служыў у маршавай роце, вучыў салдат цяжкай ратнай справе. Прасіўся зноў на фронт. Яго просьбу задаволілі і накіравалі ў Беларусь у родны Пухавіцкі раён, дзе ў свой час ён быў старшынёй калгаса, паслалі для таго, каб яшчэ мацней распаліць полымя партызанскай барацьбы супраць іншаземных захопнікаў.

У жніўні 1942 г. група, якой камандаваў Апаровіч, перайшла лінію фронту ў раёне так званых Суражскіх варот. У тую трывожную пару Апаровіч насіў іншае прозвішча –  Вішнеўскі: непадалёку ад раёна дзеянняў атрада жылі маці і малодшы брат-інвалід. Турбаваўся за іх.

Атрад Вішнеўскага (Апаровіча) дыслацыраваўся ў Станькаўскім лесе на Дзяржыншчыне. Вакол варожыя гарнізоны. Да Мінска – рукой падаць.

І, негледзячы на гэта, вішнёўцы ні днём, ні ночу, не давалі спакою гітлераўцам – грамілі іх асіныя гнёзды, рабілі засады, дыверсіі, узрывалі варожыя эшалоны. У многіх раёнах Мінскай вобласціі цяпер успамінаюць Вішнеўскага.

Аб яго смеласці ходзяць легенды. Гавораць, быў ён высокага росту і магутнага целаскладу.

(Вось яна – добрая пагалоска народная!). Высокую папаху і куртку бясстрашнага камандзіра бачылі ў адзін і той жа час то ў Станькаве, то ў Дабрынёве, у Вялікай Усе і ў Каменцы, хоць кожная з гэтых вёсак ляжала адна ад адной за дзесяткі кіламетраў…

У снежні 1943 г. буйное варожае злучэнне блакіравала Станькаўскі лес. Фашысты рухаліся шарэнгай проста па снезе з раёна вёскі Станькава. Партызаны падрыхтаваліся стаяць насмерць. Яны занялі абарону ўздоўж ускрайку лесу, а ўперадзе іх, мыском да немцаў, цягнулася ўрочышча пад назвай Вясёлы Вугал.

Калі фашысты наблізіліся да лесу метраў на трыста, Апаровіч загадаў двум кулямётчыкам адкрыць перакрыжаваны агонь і біць не па немцах, а па ўрочышчы.

Не зразумеўшы, у чым справа, гітлераўцы змянілі напрамак і пачалі наступаць на Вясёлы Вугал. Завязаўся бой паміж немцамі.

Баявая кемлівасць камандзіра выратавала атрад: ноччу партызаны прарвалі блакаду захопнікаў і пайшлі ў лясы Копыльскага раёна…

А колькі было такіх схватак! Звыш двухсот. Атрад пад камандаваннем І. Апаровіча за час баявых дзеянняў пусціў пад адхон 44 варожыя эшалоны, знішчыў 62 аўтамашыны, 8 танкаў, звыш 2500 гітлераўцаў і больш за 1200 узяў у палон.

…Вось ужо некалькі гадоў піша Іосіф Іосіфавіч успаміны аб сваім атрадзе, аб баявых сябрах.

Нядаўна я пабываў у гасцях у былога партызанскага камандзіра. Паказваючы мне тоўсты рукапіс, ён сказаў:

“Светлая памяць аб загінуўшых прымусіла ўзяцца за пяро. Пішу кнігу. Цяжкая і не вельмі знаёмая для мяне справа. Але работа блізіцца да завяршэння.”

1. Апарович, И. На главной магистрали/И. Апарович.- Мн.: Беларусь, 1971.- 125 с.

2. Мурашов, А.Г. Партизанская береза/А.Г. Мурашов.- Мн.: Беларусь, 1988 .-175 с.

3. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 365-366.

4. Суслаў. А. Такое не забываецца/ А. Суслаў//Сцяг Кастрычніка.-1971.- 5 студзеня

Баранаў Мікалай Юльянавіч

Баранаў Мікалай Юльянавіч, нарадзіўся 6.12.1915 г. у в. Пясочнае Капыльскага раёна Мінскай вобласці. Адзін з кіраўнікоў партызанскага руху ў Мінскай вобласці. Заслужаны работнік прамысловасці БССР (1976). Закончыў Рэспубліканскую партыйную школу пры ЦК КП(б)Б (1948). З 1935 г. у Чырвонай арміі. У 1941 г. удзельнік абароны Вязьмы. У партызанах з мая 1942 г.

, з лістапада 1942 г. начальнік штаба, са снежня 1942 г. камандзір атрада, у студзені – жніўні 1943 г. начальнік штаба 300-й партызанскай брыгады імя К.Я. Варашылава, у жніўні 1943 г. – ліпені 1944 г. камандзір 200-й партызанскай брыгады імя К.К. Ракасоўскага, адначасова член РК КП(б)Б. У 1964 – 1976 гг. 1-ы намеснік міністра харчовай прамысловасці БССР.

1. Мачульский, Р.Н. Вечный огонь/Р.Н. Мачульский.-Мн.,1978.- С. 360-368.

2. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 349.

Будай Георгій Васільевіч, нарадзіўся 10.8.1913 г. у Дзяржынску. Адзін з удзельнікаў Дзяржынскага патрыятычнага падполля і кіраўнікоў партызанскага руху ў Мінскай і Баранавіцкай абласцях. Удзельнік вызвалення Заходняй Беларусі ў 1939 г. Са жніўня 1941 г. кіраўнік падпольнай групы ў Дзяржынску. З верасня 1942 г.

намеснік камісара, у сакавіку – снежні 1943 г. камісар партызанскага атрада, у снежні 1943 г. – ліпені 1944 г. – партызанскай брыгады імя П.К. Панамарэнкі. З 1944 г. намеснік кіраўніка, кіраўнік справамі Прэзідыума Вярхоўнага Савета БССР, у 1946 – 1985 гг. На адміністратыўна-гаспадарчай рабоце.

Узнагароджаны ордэнамі Чырвонай зоркі, Айчыннай вайны I ступені, медалямі. Памёр 21.2.1989 г.

1. Будай, Г. В. Успех достигался в активных действиях/Будай Георгий Васильевич// За край родной: воспоминания партизан и подпольщиков Барановичской области.- Мн.: Беларусь, 1978.- С.181 – 185.

2. Мурашов, А.Г. Партизанская береза/А.Г. Мурашов.- Мн.: Беларусь, 1988 .-175 с.

3. Памяць : Гісторыка-дакументальная хроніка Дзяржынскага раёна.- Мінск: БЕЛТА, 2004.- С. 306-307.

Источник: http://dzerlib.by/Projects/Read?articleId=164

Уходя — уходи? Ночной разговор об увольнениях

Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

Нашло. Нет, накатило. 7 мест работы, 7 перемен, и ещё неизвестно, что впереди — увы, в мире корпораций нет такого, чтобы раз — и навсегда, одна запись в трудовой, одна любовь и полностью отданные душа и ум. Сейчас всё круто и завтра утром я с радостью выйду в офис, но who knows, who knows, не всё зависит от нас с вами.

Так вот, увольнения бывают разные: плохие, хорошие, вынужденные, скандальные. А давайте обсудим, как оно бывает, как уйти красиво или не уйти вовсе.
Итак, давайте поговорим о работе в коммерческой сфере.

Почему я это подчёркиваю? В органах государственной власти или в сфере образования всё как-то проще и казённее: в 90% случаев ты осознаёшь, что ты либо временный винт в этом устройстве и морально готов двигаться дальше, либо ты пришёл, сел на железную задницу на государственное довольствие и знаешь, как досидеть до пенсии. Но что-то мне подсказывает, что на Хабре таких нет.

И да, я не HR, если где-то ошибусь в плане трудового права, не судите строго. Тут больше про отношения. Итак, вы работаете в коммерческой компании, выполняете свои обязанности, взаимодействуете с коллегами и вдруг что-то пошло не так.

Вы не прошли испытательный срок

Вообще на испытательном сроке уволить человека довольно проблематично — должны быть веские основания, подтверждающие, что он не справляется со своей работой. Поэтому, как и во всех случаях, мы редко слышим такую формулировку, и расстаёмся «по собственному желанию».

Если вам сообщают, что вы не справились с работой и намекают на увольнение в первые три месяца работы, лучше не качать права и не сопротивляться — сколько бы вы не удержались в этой компании, до конца не срастётся. Единственный шанс на срастание — если каким-то счастливым (несчастным) случаем сменится команда, которая была с вами на старте.

Итак, что делать.

  • Вежливо и внимательно спросите, что в вас не устроило коллег. Это не занудство и не принципиальность, а возможность посмотреть на себя со стороны, особенно в начале карьеры. Прислушайтесь к тому, что вам говорят — это ценная информация, с которой стоит поработать.
  • Если вам дорога компания (wow, я в…), спросите, есть ли потребность в кадрах в другой команде. Дело в том, что на ваше привлечение и первичную адаптацию были затрачены деньги, силы и время, о вас уже что-то точно известно, ясен ваш уровень трудоспособности. А значит, весьма вероятно, что вам найдут место в компании. Ну а вы постепенно проявите себя и сможете продвинуться на желаемую позицию. Например, если не сложилось в разработке, то в саппорте и тестировании вы легко можете оказаться номером один и незаменимым коллегой. Не стесняйтесь пробовать — корона не упадёт.
  • Если всё глухо или в компании нет шансов к росту, по-хорошему попрощайтесь с коллегами — отрасль ИТ узкая, вам в ней ещё работать.
  • На собеседовании на новую работу не лейте тонны грязи на своего предыдущего работодателя — это обязательно обернётся против вас.
  • Если вы чувствуете, что реально напортачили и уходите по-плохому, поговорите с отделом кадров, объясните ситуацию и попросите в случае звонка не говорить о вас плохо.

Часто возникает вопрос, стоит ли такой короткий срок работы вносить в трудовую книжку.

Это на ваше усмотрение: иногда удобно скрыть этот период и сказать, что вы это время фрилансили, а иногда хорошо включить в свой послужной список подобный опыт и пояснить, чему вы научились за это время. Например, у меня в трудовой есть период работы 20 дней. Я принципиально попросила записать, это было моё первое место в коммерческой структуре. И это пригодилось 🙂

Вы уходите по собственному желанию

Для профессионалов в сфере ИТ это, пожалуй, самый распространённый случай: сотрудники уходят на бОльшую заработную плату, в более престижное место, наконец, в более интересный или перспективный проект. И это тот момент, когда и сотрудник, и работодатель должны разойтись максимально безболезненно и честно. Если вы работник.

  • Расскажите работодателю о будущей работе и объясните, чем она привлекательная для вас. Обязательно подчеркните, что переход на новую работу — результат достижений и опыта, полученного на текущем месте.
  • Расскажите об истинных мотивах перехода — очень возможно, что у работодателя в голове созрело новое направление, но он не знал, кому его поручить, а тут вы, да ещё с таким потенциалом. Тогда вы сможете остаться в привычной для вас среде и выиграть во всём остальном. Опять же, возможно вам повысят заработную плату.
  • Ни в коем случае не играйте с работодателем в перекупки — кто больше заработной платы предложит за вашу умную голову. Это здорово портит отношения. Даже если вам предложат тот уровень, с которым вы согласитесь остаться, покажите, что это ваше взаимное решение (а не одолжение одной из сторон).
  • Сообщите об уходе как можно раньше, а не за стандартные две недели — прежде всего, вы сможете передать свои дела, а то и поучаствовать в подборе сотрудника на ваше место. Не нужно ревновать или вредничать — в конце концов, вы прошли на этой работе какой-то свой карьерный отрезок, пожалейте свои труды. Чем вы лучше передадите дела, тем стабильнее продолжит развиваться ваша часть проекта.
  • Если причина вашего ухода кроется в другом, например, в межличностных отношениях или проблемах психологического характера, деликатно, но прямолинейно сообщите о них. Конечно, с ними, скорее всего, ничего не решится, то и недомолвок не будет. А заодно немного наведёте тень на виноватого в вашем уходе коллегу (но только по делу, работа — не место для вендетты).
  • Попросите дать вам рекомендацию, подписать её и поставить печать — этот документ вам пригодится не один раз.
  • Если вы уходите к конкурентам, обозначьте, что вы не будете использовать коммерчески ценную информацию (и реально не делайте этого — всплывёт, будут неприятности!).
  • Ни в коем случае не устраивайте офисных интриг и не показывайте, что вы властны выбрать того, кто займёт ваше место. Не жалуйтесь коллегам по углам и в курилке, не стоните, что вы недооценённый гений.

Если вы работодатель.

  • Не обижайтесь на работника, который уходит. Это вы вырастили достойного работника, который способен двигаться и расти дальше. Да, вы в него вложились, на нём завязаны определённые процессы, он вам ценен, но… Бизнес есть бизнес. Если есть возможности сохранить за счёт проекта или денег — рискуйте. Но помните: в следующий раз вопрос денег может превратиться в предмет шантажа.
  • Постарайтесь выяснить точную причину ухода — часто это совсем не то, что обозначено на словах. Причём это должен делать непосредственный руководитель/генеральный, а не HR. Все эти психологические уловки и уговоры гроша ломаного не стоят перед честной и открытой беседой.
  • Если причины лежат вне материальной плоскости, постарайтесь корректно и настойчиво уяснить все детали — потому что вам работать с теми, кто послужил причиной ухода. Иногда такие увольнения (особенно если их два-три) — повод задуматься, а с теми ли вы расстаётесь.
  • Спросите сотрудника, кто мог бы занять его место, попросите принять участие в подборе. Это только укрепит ваши теперь уже просто дружеские отношения.

Вы уходите по собственному желанию работодателя

Тот случай, когда по какой-то причине вас «попросили», сокращают, убирают и т.д. Очень обидная ситуация, которая бьёт наотмашь и возникает в самый неподходящий момент. В эти мгновения хочется крушить, ломать, обвинять окружающих. Это полное отчаяние.

  • Возьмите себя в руки и помолчите часа три или до утра.
  • Если вас сокращают или предлагают уйти по соглашению сторон, спокойно уходите. Единственная ваша задача это проверить правильное юридическое оформление увольнения. Если вас смущает формулировка, попросите записать вам в трудовую уход по собственному желанию.
  • Если вы виноваты и уходите на очень плохой ноте, постарайтесь минимизировать свою вину и ущерб от неё: отработать, исправить, извиниться, помочь коллегам разобраться. Если ситуация критическая, примите все меры, чтобы избежать административного или уголовного наказания.
  • Если всё было безоблачно, спросите, почему выбор пал на вас, в чём конкретно ваши недостатки. Опять же, эта информация позволит вам проанализировать ошибки и не наступить на грабли ещё раз.
  • Добросовестно передайте дела, не вредите коллегам.
  • Не гадьте! После увольнения не натравливайте на работодателя инспекции, полиции и прочие органы. Да, иногда это эффективно и вы с кайфом понаблюдаете за взысканиями и проблемами, но интернет быстрый, в одной отрасли трансферов много и ваш новый работодатель будет относиться к вам с огромной опаской.

Частные случаи

Вы хотите повышения заработной платы — прямо в глаза попросите о повышении, обоснованно рассказав о своей работе и причинах, по которой должна произойти индексация. Заявлением об уходе вы многого не добьётесь. Добавить вам зарплату выгоднее, чем искать и обучать новичка. Если вы эффективный и грамотный работник, ответ будет положительным.

Вы перегорели — попросите перевести вас в другое подразделение, отправить на обучение, дать новые задачи. Смена деятельности здесь идеальное решение, почти всегда реализуемое внутри компании. Произошёл конфликт — не утрируйте, попробуйте разрулить вопрос на месте. Если виноваты вы, постарайтесь объясниться, извиниться и уладить проблему.

Если вы жертва конфликта и не готовы работать с оппонентом, обговорите с руководителем изменение схемы внутреннего взаимодействия. Увольняться всегда тяжело. Трудно уходить, трудно две недели себя чувствовать чужим, тяжело прощаться и оставлять дело, которым вы жили месяцы или годы. Но всё можно сделать по-человечески, достаточно поступать по совести.

И да, усвойте пять золотых НЕ увольнения.

НЕ молчите. НЕ шантажируйте. НЕ швыряйтесь заявлением об уходе, если не хотите уходить. НЕ делайте гадостей. НЕ жалуйтесь новому работодателю на предыдущего.

Не стоит бояться уйти — впереди лучшее и новое. Не стоит спешить — ваша текущая работа ещё не реализовала ваши возможности до конца. А если уходите — всегда оставайтесь друзьями, в деловой среде это возможно.

Только зарегистрированные пользователи могут участвовать в опросе. Войдите, пожалуйста.

  • 66,8%Недостаточная заработная плата1626
  • 47,6%Внутренний конфликт1157
  • 72,0%Плохое отношение руководства1752
  • 28,2%Наскучивший проект685
  • 14,4%Релокация в столицу/крупный город350
  • 32,8%Релокация за границу797
  • 18,6%Релокация в другой город по своим мотивам452
  • 49,2%Ну так, до первого случая1138
  • 9,1%Нет, активно ищу новую211
  • 3,9%В процессе увольнения91
  • 13,0%в два раза и точка327
  • 12,9%мне и здесь хорошо, деньги не всё решают325
  • 93,1%По собственному желанию2218
  • 12,2%По просьбе руководителя291
  • 17,1%По соглашению сторон407
  • 3,1%

Источник: https://habr.com/ru/post/428840/

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Начальство каждое утро требует, чтобы мы фоткали себя и слали им фотки, правомерно ли это?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим?
    Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации.
    Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений Алексеевич
Адвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Юрист-Профи
Добавить комментарий