Может ли сотрудник ГИБДД осуществлять видеосъемку на свой мобильный телефон без согласия водителя?

Снято с произволом: оправданы полицейские, скрутившие блогера

Может ли сотрудник ГИБДД осуществлять видеосъемку на свой мобильный телефон без согласия водителя?

Амурский облсуд оставил в силе оправдательный приговор нижестоящей инстанции по делу о превышении должностных полномочий сотрудниками благовещенской полиции.

Госавтоинспекторам грозило до 10 лет колонии за то, что они скрутили мешавшего составлять протокол в отношении нетрезвого водителя гражданина и применили в отношении него шокер и наручники.

Сторона обвинения настаивала на том, что одной из причин применения силы полицейскими была съемка действий патрульных на видео. «Известия» вместе с экспертами разбирались в знаковом судебном процессе.

Ночной патруль

Несчастливое для экипажа ДПС в составе инспекторов Пипии и Ваняшева дежурство приключилось в июне 2016 года.

Сначала напарники гонялись за неадекватным водителем по Благовещенску, затем, когда лихач все-таки сдался, у нарушителя нашелся неожиданный заступник — его пассажир. Он всячески препятствовал составлению протокола.

В результате в отношении благовещенца гаишники применили физическую силу, электрошокер и наручники. Казалось бы, рутинная разборка. Но нюансы задержания местный житель Сергей Чернов оспорил в надзорных органах.

По версии заявителя, которая совпала в последующем с версией следствия и прокуратуры, он подошел к ним в момент задержания своего приятеля и заявил, что будет снимать происходящее на камеру мобильного телефона. В ответ полицейские якобы избили мужчину, ударили его электрошокером и заковали в наручники.

Также пострадавший утверждал, что стражи порядка присвоили себе его телефон стоимостью около 30 тыс. рублей, на который Чернов якобы снимал всё происходящее.

Во время расследования сотрудникам Следственного комитета России (СКР) не удалось получить запись с видеорегистратора в служебном автомобиле, однако следователи добыли видеофайл с камер наружного наблюдения на улице Ленина, где всё происходило.

На ней виден силуэт мужчины, который склонился над патрульным автомобилем, чуть позже подъезжает еще одна патрульная машина и разворачивается драка. На кадре сложно разобрать, кто первым начал потасовку. В течение нескольких секунд один из мужчин оказывается на земле, а люди в форме надевают на него наручники. Впрочем, Чернов толковал запечатленное в своих интересах.

«На кадрах всё видно: как подъехал второй автомобиль. Получается, он [второй сотрудник ДПС] вышел и подключился к избиению. Он стал не разнимать, а тоже ногами бить. Первый удар был ногой в грудь. Это тоже видно», — рассказал в суде заявитель, передает портал 2×2.su.

Обвинение считает, что силу и спецсредства сотрудники полиции решили применить после того, как Чернов заявил, что будет снимать происходящее на камеру мобильного телефона. Это принципиальный момент. Стоит отметить, что следствие так и не смогло установить, что же стало с мобильным телефоном.

«Я брал распечатки [у оператора сотовой связи]. Телефон «заглох» в последний раз возле дома, где проживает сотрудник полиции. Всё есть в деле, всё в принципе доказано», — выдвигал свою версию заявитель. Однако доказать факт хищения техсредства следователи не сумели. А неясные обстоятельства трактуются в пользу обвиняемых, как учит УПК РФ.

Полицейские изначально придерживались своей версии событий, в корне отличавшейся от мнения заявителя.

Из материалов дела:

«Подсудимые Пипия Ш.Д. и Ваняшев А.В. с предъявленным обвинением не согласились, пояснили, что Чернов С.И., подойдя к патрульному автомобилю, выражал претензии по поводу задержания А., выражался нецензурной бранью, называл сотрудников полиции «мусорами», предлагал выйти из автомобиля и поговорить «по-мужски», на замечания не реагировал.

Затем Чернов С.И. толкнул Пипию Ш.Д. рукой в плечо, что вынудило сотрудника выйти из автомобиля для пресечения противоправных действий. Однако Чернов С.И. стал хвататься за форменное обмундирование, сорвал нагрудный знак. Сотрудники полиции были вынуждены применить физическую силу и специальные средства для задержания Чернова С.И.

Действовали в пределах предоставленных им Федеральным законом «О полиции» полномочий. Кроме того, ранее Чернов С.И., препятствуя работе сотрудников полиции с А., мешал движению патрульного автомобиля, преграждая собою путь. Чернов С.И. являлся пассажиром транспортного средства правонарушителя А., в котором распивались спиртные напитки.

Мобильный телефон сотрудники не брали».

Процесс, затянувшийся почти на два года, окончился полным оправданием полицейских, так как «инкриминируемые им деяния не нашли свое подтверждение». За блюстителями порядка было признано право на реабилитацию.

Стоит отметить, что решение было опротестовано как незаконное прокуратурой, вставшей на сторону заявителя. Однако 6 мая судебная коллегия по уголовным делам сочла необоснованными доводы, изложенные в апелляционной жалобе.

Юридическое двоемыслие

Эксперты «Известий» разошлись во мнениях касательно судебного решения.

— Полицейские находились при исполнении и имели право произвести задержание водителя. Полномочия такие есть у ГИБДД. При этом, если кто-то из сторонних лиц воспрепятствует законным действиям сотрудников ГИБДД, они могут (что и было сделано) обратиться к своим коллегам патрульно-постовой службы, чтобы остановить неправомерные действия этого третьего лица.

Полагаю, стоит считать действия полицейских законными, тем более не было нанесено ни среднего, ни тяжкого вреда здоровью при задержании, соответственно, нет и оснований полагать о наличии превышений полномочий, — считает адвокат Алексей Гавришев, партнер компании BMS.

Действительно, серьезных увечий потерпевшему Чернову не было причинено, об этом свидетельствуют и данные судебных медицинских исследований.

— Процесс задержания, составления протокола — это всегда стрессовая ситуация, никто не может предположить, что на уме у нарушителя. В практике известны случаи, когда один человек пытается любыми правдами-неправдами отвлечь инспектора от составления протокола, а другой пытается уничтожить документы. Или, например, выбросить запрещенные вещества.

Были случаи, когда нарушитель и его сообщники пытались завладеть табельным оружием с помощью таких приемов. Задержание препятствующих исполнению долга — одна из гарантий личной безопасности сотрудника.

Очень печально, что сегодня надзорные органы в таких ситуациях встают на сторону лиц, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, — рассказал «Известиям» на условиях анонимности столичный коллега бывших подсудимых сотрудников ДПС.

В то же время темные пятна в деле, касающиеся исчезновения телефона потерпевшего и поврежденных файлов видеорегистратора из служебного автомобиля полиции, говорят не в пользу оправданных по делу.

— Суды часто встают на сторону полиции, и причем не всегда, когда для этого есть достаточные основания. Их показания на практике кладутся в основу обвинения как априори достоверные — есть такое негласное правило. В той или иной степени это касается и тех дел, где полицейские проходят в качестве подсудимых.

Лишь в редких очевидных случаях, например как в деле «жемчужного прапорщика» [бывшего сотрудника петербургской полиции Вадима Бойко, условно осужденного за избиение митингующего]. Я считаю, что в благовещенском деле суд проигнорировал ряд доказательств обвинения, — считает эксперт «Известий» адвокат Ирина Дюбина.

Корысти ради или во благо общества

Вся эта история корнями уходит в наболевшую и до сих пор не решенную проблему о том, как вести себя полицейскому в кадре.

Стражи порядка ежедневно становятся объектами съемки успешных пранк-блогеров или просто откровенных хулиганов, подражающих им, благо сегодня почти в каждом телефоне есть камера. Полиция уже несколько лет безуспешно пытается решить эту проблему.

В 2018 году Главное управление собственной безопасности МВД выпустило учебный фильм «Алгоритм действий сотрудников полиции при осуществлении несанкционированной видеосъемки порядка несения ими службы». Однако к ролику, попавшемуся на глаза блогерам и юристам, накопилась масса вопросов.

Решить их не так просто — дело в том, что существует пробел в законе, регламентирующем порядок видеосъемки в общественных местах.

Одним из главных инструментов во время общения с гражданином под прицелом видеокамеры консультанты называют предупреждение снимающего о запрете публиковать запись с его участием в публичном доступе.

«Антон Иванович, я вас предупреждаю, что видеосъемка, произведенная вами, может быть использована только для обжалования действий сотрудника полиции. Обнародование в сети интернет и других источниках может быть проведено только с согласия сотрудника. Я свое согласие не даю», — говорит сотрудник полиции в кадре фильма во время смоделированной конфликтной ситуации в общественном месте.

Так-то оно так, но вот на практике в суде дело обстоит иначе.

Самой большой победой полиции над пранкерами можно назвать решение Лысковского районного суда Нижегородской области, где рассматривался иск сотрудницы ДПС, ставшей невольной героиней серии видеороликов одного из пранкеров. Блогер буквально объявил охоту на сотрудницу и ее коллег, сам искал с ней встречи на дорогах Нижегородской области.

Источник: https://iz.ru/875988/ivan-petrov/sniato-s-proizvolom-opravdany-politceiskie-skrutivshie-blogera

Камеру убери я сказал

Может ли сотрудник ГИБДД осуществлять видеосъемку на свой мобильный телефон без согласия водителя?
Фотопаранойя сильно вредит имиджу Узбекистана. От нее страдают как журналисты и фотографы, так и обычные жители, а также многочисленные туристы. Колумнист «Газеты.

uz» Никита Макаренко объясняет, почему боязнь людей с фотоаппаратом должна быть уничтожена.

Узбекистан— очень дружелюбная страна. До тех пор,пока вы не взяли в руки фотоаппарат иливидеокамеру.

Это черта, за которой вашажизнь может полностью измениться.Радостные минуты творчества могут легкопревратиться в томительные часыразбирательств в РУВД.

Фотопаранойямягко обволокла нашу страну и прониклав головы тысяч сотрудников правоохранительныхорганов, посбонов, охранников, сторожей,вахтеров и прочих адептов ее культа. В их глазах любой фотограф как минимумпредатель родины, иностранный шпион,клеветник и пособник мирового терроризма.

У фотопаранойинет никакого юридического обоснования.Но это не мешает ей существовать. Сегоднямы подробно разберем этот феномен.

Спойлер:снимать можно все и везде, кроме объектовиз особого списка. Никто не имеет правазапретить вам снимать остальное.

Бейсвоих

Узбекскиелюбители фотографии сталкиваются с проблемой ежедневно: правоохранительныеорганы на улицах Ташкента и другихгородов запрещают фотографировать и снимать без каких-либо внятных объяснений.

Автор статьи провел в прениях с представителями власти многие часы своей жизни. Последний эпизод: куплено официальное разрешение на съемку у директора комплекса «Регистан» в Самарканде. Снимаем. Исключительно в сторону памятников. Подходят двое, рядовой и сержант: «Прекратите съемку. Вы переступили ногой за бордюр, а это территория хокимията, вам нужно его разрешение».

В качествебонуса за потраченное время я однаждыобогатился уникальным советом, какснимать только шедевры. Он был строгопродиктован мне бывшим начальникомМирзо-Улугбекского РУВД Ташкента:«Хорошее видишь — снимай! Плохое — не снимай!»

Мы попросили местных фотографов и операторов поделиться своим печальным опытом в . Перескажу лишь некоторые из десятков историй. В роли запретителей тут фигурируют как правоохранительные органы, так и другие представители власти.

  • «Фотографировалустановку памятника Пушкину, заставилиудалить фото».
  • «Запретилифотографировать Дворец форумов».
  • «ФотографировалиКостел. Остановился автомобиль с милиционерами, пытались увезти в участок».
  • «Запретилиснимать природу из окон электрички по дороге в Ходжикент».
  • «Запретилизаходить на Мирабадский рынок с фотоаппаратом».
  • «Запретилифотографировать у театра Навои».
  • «Сфотографировалмилиционеров, нарушивших ПДД. Былосужден, заплатил штраф за неподчинение».

«Даже за пределами Узбекистана теперь не могурасслабиться и нормально фотографировать»,— пишет в  один из фотографов.

Чтобы чужие боялись

От паранойи страдаютне только местные жители. Не меньшуюболь испытывают и иностранные туристы.Большинство путеводителей полнопредостережениями вроде «Будьтеосторожны, доставая камеру в Узбекистане!»

Блогеры LostWith Purpose, посетившие Узбекистанв июле 2017 года, пишут: «Никогда-никогдане снимайте что-нибудь военное,электростанции или транспортнуюинфраструктуру. Большой шанс того, чтовы попадете в беду, и они будут думать,что вы шпион».

Паранойя живет не только на улицах, она поднимается в воздух и спускается под землю. Блогер Бен Шлаппиг, пишущий обзоры на авиакомпании, написал в августе, что «Узбекистон хаво йуллари» стала первым и единственным в его практике перевозчиком, запретившим ему фотографировать на борту.

Про ташкентскоеметро вы и так знаете. Но посмотрите в рейтинг TripAdvisor (самое популярноеприложение для путешественников).

Туристы считают столичное метро самойпопулярной достопримечательностью в городе! Только они лишены возможностифотографировать легально этот памятникархитектуры. Нелегально и так все снимают— полныйGoogle картинок.

Что можно скрывать в общественном месте, которое посещают 200 тысяч человек в день?

Илиправо имею?

Потраченонемало времени в поисках ответа на вопрос: имеют ли право сотрудникиправоохранительных органов запрещатьсъемку на улице? Получить четкий ответ,основанный на законодательстве, не удалось.

МВД Узбекистанана запрос «Газеты.uz» ответило весьматуманно: «Сотрудникиправоохранительных органов вправе не допускать фото- и видеосъемку при несениислужебной деятельности по охранеобщественного порядка в порядке,установленном законодательством».

Отметим, что закон«Об органах внутренних дел» не содержитподобных порядков. Не удалось найтиникаких других «установленныхзаконодательством порядков».

В нашемраспоряжении есть другой письменныйответ — из ГУВД Ташкента, полученный на аналогичный вопрос одним из нашихколлег. В нем говорится: «Для проведенияфото-, видеосъемки в личных целях длясемейного просмотра никаких ограниченийне существует».

Более конкретный ответ корреспондент «Газеты.uz» смог получить у заместителя начальника ГУВД Ташкента Дониёра Ташходжаева: «Есть особые охраняемые объекты.

В таких местах имеются таблички, что фотографирование и ведение видеосъемки запрещено. Если эти знаки есть, и сотрудник заметил фотографирование, то он имеет право потребовать удалить фото.

Но если объект является общественнымместом, любой гражданин и иностранецвправе снимать».

Нам хотелосьбы опубликовать список стратегическихобъектов, утвержденный КабинетомМинистров, чтобы читатели знали, кудане стоит направлять камеры, но сделатьэтого нельзя, так как список секретный.

А судьи кто?

Еще одинвопрос, который интересует нашихчитателей: можно ли снимать сотрудниковправоохранительных органов во времяисполнения ими своих обязанностей?Зачастую это необходимо для того, чтобызащитить свои права. Как выяснилось, ни в одном законодательном акте этот запретне установлен.

Следовательно,снимать можно, но с оговорками.

МВД, отвечаяна вопрос, вновь сослалось на некий«порядок»: «Снимать можно, но еслифотограф раскроет тайны следствия либопомешает проведению следствия, то он может понести ответственность в установленном порядке». Каков этотпорядок — неизвестно.

Но очевидно,что деятельность инспекторов ГУБДД илисотрудников патрульно-постовой службы(а к ним чаще всего возникают претензии)не является «следствием».

Замначальника столичного ГУВД Дониёр Ташходжаев ответил нашему корреспонденту, что «снимать [сотрудника] можно, с предупреждением, и если у гражданина есть какие-то вопросы к нему.Но если снимать в „иных целях“ — то это неправильно».

Ранее в журнале «Экономическое обозрение» (№12, 2013 год) представители ГУБДД МВД дали четкий ответ на этот вопрос: «Законодательством Республики Узбекистан не установлен запрет на фото- и видеосъемку сотрудников внутреннихдел, в то же время инспектор вправе требовать прекратить съемку, если он несет службу в непосредственной близости с объектами, имеющими стратегическую важность для Республики Узбекистан, при этом инспектор должен разъяснить причину и основания запрета на съемку».

Большефото, хороших и разных

Складываявместе имеющуюся информацию, можносделать вывод:

Во всехобщественных местах снимать разрешено,и никто не вправе запретить вам этогоделать. Но есть исключение: списокстратегических объектов. Их сниматьнельзя. Сотрудников правоохранительныхорганов снимать можно, если только онине ведут следствие.

Так чтоснимайте в общественных местах и отстаивайте свои права в случае запрета.Попросите сослаться на законодательныйакт, запрещающий съемку. Подсказка: егонет.

Тем не менее,очевидно, что нет закона, которыйрегламентировал бы взаимоотношенияфотографов, операторов и представителейвласти. Было бы неплохо заполнить этот«вакуум» в законодательстве. Причемобязательно в сторону либерализации —нужно защитить права фотографов и видеооператоров. Чтобы законодательныйакт можно было продемонстрировать,защищая свои права.

А пока мы призываем руководство МВД донести до рядовых сотрудников, что без законнойпричины фотографов трогать не нужно.

Именно камерыпомогают делать страну прозрачной и открытой. Те, кто против камер, какправило, хотят что-то скрыть. Только вотв XXI веке скрыть практически ничегоневозможно. Наберите в Google названиелюбого ташкентского объекта — и найдететам сотни картинок. Несмотря на всезапреты.

Фильм,фильм, фильм

Еще один законодательный вакуум, являющийся следствием фотопаранойи, мешает нормальной работе иностранных съемочных групп в нашей стране. Мы хотим привлекать туристов, хотим, чтобы про нашу страну знали, — но не хотим пускать иностранцев с камерами. А вдруг они снимут «плохое»?

Авторитетныепродюсеры считают, что это заблуждение.

Станислав Соловкин, генеральный директор кинокомпании Soar Productions, руководитель Кыргызcко-Российского независимого комитета по кино и телевидению, продюсер, принимавший участие в создании программ-призеров Emmy и ТЭФИ.

«Казахстан,Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистани Узбекистан могут предоставить ведущиммировым производителям телевизионногоконтента и кинофильмов потрясающиевозможности для создания принципиальнонового продукта. Страны уникальны, в том числе и потому, что на менее чем 1%объектов в этих странах когда-либопроводились съемки», — сказал «Газете.uz»Станислав Соловкин.

«Вопреки устоявшемуся мнению, ТВ и кино не только разрушают репутации целых стран и регионов. Они обладают уникальной способностью строить новые репутации и восстанавливать несправедливо испорченные старые. Кроме того, нетболее эффективного инструмента дляразвития международного туризма», —считает Станислав. Он также привелнесколько цифр:

  • Послевыхода на экраны фильма «Властелинколец» ежегодная выручка туристическойиндустрии в Новой Зеландии выросла в два раза и составила 6 млрд долларов.
  • Послепоказа кинофильма «Храброе сердце»количество посетителей МонументаУолесса, где снималась картина, вырослона 300%.
  • ЗамокХайклер, упоминаемый в сериале «АббатствоДаунтон», ежедневно посещают 1500 туристов.

ПочемуТарантино еще не здесь

Сегодняиностранные теле- и кинокомпании,желающие снимать в Узбекистане,сталкиваются с массой преград. Преждевсего — фантастической бюрократией.

https://www.youtube.com/watch?v=ImZhLQ_7zmc

Как подтвердили письменно в «Узбеккино»,единственный документ, которыйрегламентирует пребывание заграничных«киношников» в Узбекистане, — этопостановление Кабинета Министров от 2012 года «О порядке осуществленияиностранными кинокомпаниями съемокхудожественных фильмов».

Этот документ— порождение нашей любимой фотопаранойи.Само его название говорит о пробеле в законодательстве. В нем идет речь толькоо художественных фильмах, но под действиедокумента сейчас попадают все съемочныегруппы: и желающие снимать документальноекино, и телесюжеты.

Сам документнастолько бюрократичен (утверждениесценариев, постоянный контроль), чтобольшинство компаний просто плюют и разворачиваются. Некоторые все-такиснимают, но тайком, пребывая в странекак туристы.

Эта ситуация совершенно недопустима, если мы хотим привлекать международный кинобизнес. Необходимо разработать четкий, простой и понятный документ, регламентирующий работу иностранных компаний в стране.

  1. Онлайн-заявкана получение разрешения для съемок с указанием всех локаций.
  2. Получениеразрешения в течение 10−15 дней.
  3. Получениебизнес-виз для съемочной группы на основании разрешения.
  4. Беспошлинныйвременный ввоз съемочного оборудования.

«В идеаледолжно быть одно общее разрешение — на съемки в стране. Его должна выдаватьслужба „одного окна“, причем там должныработать не чиновники, а люди кино. Всеобщественные места должны быть бесплатнымидля съемок. Государство должно бытьзаинтересовано в собственной рекламе,поэтому не должно брать за разрешенияи съемки денег», — рекомендует СтаниславСоловкин, опираясь на опыт других стран.

Подназойливое щелканье затворов

Фотопаранойя должна быть уничтожена, как зловредная опухоль. Имидж страны стремительно меняется, и нужно избавляться от этого наследия былых времен.

Никто не сделает лучшую рекламу стране, чемсвободный человек с камерой. Государственныйкомитет по развитию туризма можетвыпустить сколько угодно рекламныхроликов про горные долины и вкусныйплов, но люди все равно поверят толькосвоим друзьям и их фотографиям.

Да заполнятсяInstagram и  фотографиями с хештегом#uzbekistan, а телевидение — фильмами, снятымив Кызылкумах и Чимгане!

Источник: https://www.gazeta.uz/ru/2017/09/15/photo-paranoia/

Вечный вопрос о разрешении на съемку. Минчанин получил штраф за ролик, записанный во время административного процесса

Может ли сотрудник ГИБДД осуществлять видеосъемку на свой мобильный телефон без согласия водителя?

До сих пор актуален вопрос, можно ли снимать инспектора на видео во время остановки и ведения процесса? В сети довольно легко найти немало примеров, когда сотрудники ГАИ просят прекратить съемку, а отказ от этого приводит к конфликту.

Правда, не всегда удается выяснить, чем же заканчиваются подобные инциденты: кого называют правым, а кого виноватым. Сегодняшняя история — о ролике, снятом минчанином Александром в здании ГАИ.

Его опыт показывает, что снимать можно, но только если вы готовы заплатить за это штраф почти в 1000 рублей.

Вновь о теме видеозаписей, в которых зафиксировано общение водителя с инспектором, заговорили после заявления главы Минской ГАИ Вадима Гаркуна. Во время пресс-конференции спикер заметил: «Когда уже начался административный процесс, вопрос о возможности видеосъемки закон трактует однозначно.

Решение, можно ли снимать или нет, принимает орган, ведущий процесс, то есть сам инспектор». Фраза показалась некоторым пользователям спорной, хотя юридически она верна. Не так давно было оглашено постановление, которое можно назвать прецедентным в вопросе съемки сотрудников ГАИ во время процесса.

Суд решил, что отказ от просьбы выключить камеру является неповиновением законному требованию должностного лица госоргана при исполнении им служебных полномочий. В качестве наказания выбрали немалый штраф.

Подчеркнем, речь идет не о максимальной сумме, предусмотренной санкцией статьи, в которой упоминается даже административный арест.

«Я бы хотел донести до людей, к чему могут привести простые ролики на , — говорит Александр. — Моя цель — научить других на собственном примере. Чтобы водители (граждане) были предупреждены и не повторяли ошибок, хотя бы не обнародовали спорные видео ранее двух месяцев после инцидента».

Известно, что автор записи Александр зашел в кабинет начальника районного отдела ГАИ вместе с молодым человеком, который пришел для разбора протокола.

Александр сообщил о своем желании поприсутствовать, так как процесс рассмотрения административного дела является открытым.

Позже он включил камеру и направил объектив в сторону стола инспектора, последний это заметил. Состоялся примерно следующий диалог:

— Мне кажется, вы ведете съемку.

— Ничего не снимаю.

— Прекратите съемку, пожалуйста. Потому что рассмотрение дела фиксируется на видео с разрешения должностного лица, которое это дело рассматривает. Правильно?

— Нет. Снимаю на основании 25-й статьи Конституции (на самом деле 34-я. — Прим. Onliner.by), административный процесс является открытым.

Также в титрах записи приводятся ссылки на другие правовые акты: статьи 6 и 16 Закона об информации, статью 5 Закона об ОВД.

Закон. Так можно ли снимать?

Теперь давайте подробнее рассмотрим ссылки на законы, которыми оперирует автор ролика.

Статья 34 Конституции РБ: «Гражданам гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности госорганов. Пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав».

Статья 6 Закона об информации, информатизации и защите информации: «Госорганы, физические и юрлица вправе осуществлять поиск, получение, передачу, сбор, обработку, накопление, хранение, распространение и (или) предоставление информации, пользование информацией.

Гражданам гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности госорганов в порядке, установленном настоящим Законом и иными актами законодательства РБ.

Право на информацию не может быть использовано для совершения противоправных деяний».

Статья 16 Закона об информации, информатизации и защите информации: «Не могут быть ограничены доступ к информации, распространение и (или) предоставление информации: о правах, свободах, законных интересах и обязанностях физических лиц, о деятельности госорганов, общественных объединений, о состоянии преступности, а также о фактах нарушения законности».

Статья 5 Закона об органах внутренних дел РБ: «Деятельность ОВД является гласной, открытой для граждан и СМИ в той мере, в какой это не противоречит требованиям законодательства РБ о защите госсекретов и иной охраняемой законом тайны».

Как видим, все указанные нормы имеют схожие условия, указанные в последних предложениях. Упрощая до элементарного смысла, можно сказать, что «статья работает, если не противоречит другим законам».

И такое ограничение для нашего конкретного случая (съемка во время административного процесса) в законодательстве есть. Она содержится в ПИкоАП РБ.

Именно на нее и ссылается начальник районной ГАИ в записи.

Статья 10.

4 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях: «По решению должностного лица органа, ведущего административный процесс, а также по ходатайству участников административного процесса могут применяться звуко- и видеозапись, кино- и фотосъемка. О применении технических средств делается отметка в протоколе процессуального действия либо в протоколе об административном правонарушении».

Очевидно, что ПИКоАП в первую очередь регулирует действия должностного лица, однако текст указанной статьи затрагивает и участников административного процесса. Потому именно ее используют, аргументируя запрет на съемку.

Фразу «рассмотрение дела фиксируется на видео с разрешения должностного лица» можно воспринимать как упрощенную трактовку требования этой статьи. Почему последнее слово в этом вопросе принадлежит именно должностному лицу? Согласно ПИКоАП видеозапись во время административного процесса может вестись по ходатайству (заявлению) участника (водителя).

Полагаем, гражданин вправе подать это ходатайство (в том числе в устной форме), однако именно лицо, ведущее административный процесс, вправе принять или отклонить ходатайство. При любом решении (разрешении или запрете) инспектор обязан сделать отметку о ходатайстве в протоколе. Такова официальная позиция ГАИ.

Подчеркнем, требования ПИКоАП в обсуждаемом вопросе не распространяются на разговор между инспектором и водителем сразу после остановки, то есть до начала ведения административного процесса.

Суд. Каковы доказательства виновности?

Через полтора месяца после обнародования видео в сети минчанину поступил звонок из милиции с предложением явиться в опорный пункт. Александр отказался, сообщив, что подписывать протокол не будет, и потребовал прислать повестку.

Спустя какое-то время на адрес Александра пришло письмо с приглашением в суд в качестве лица, в отношении которого ведется административный процесс. Оказалось, речь идет о деле по статье 23.

4 КоАП «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий», которая влечет штраф от 2 до 50 базовых величин или административный арест.

На суде была озвучена версия событий, указанная в рапорте сотрудника ГАИ в адрес начальника РУВД: «Посетитель продолжал вести себя некорректно и продолжал совершать противоправные действия и не выполнил мои законные требования о прекращении видеосъемки.

Позже в ходе мониторинга канала обнаружил видеоролик, на котором были размещены видеозапись рассмотрения дела и мои требования о прекращении видеосъемки. Полагаю, в действиях Александра усматриваются признаки правонарушения». Сам Александр свою вину не признал.

По ходатайству на опрос был вызван начальник ГАИ, ему задавали составленные гражданином вопросы о законности требования не к участнику процесса, а к посетителю, о наличии или отсутствии нарушения общественного порядка, о трактовке понятия «неповиновение», об установлении авторства и даты данного видео и другие.

Выслушав аргументы разных сторон, суд пришел к выводу, что виновность Александра подтверждается исследованными доказательствами, действия стоит квалифицировать именно как «неповиновение» по статье 23.4 КоАП. Наказание — штраф в 40 базовых величин, что составляет 980 рублей.

Как сообщил сам Александр, постановление не вступило в законную силу, так как он обжаловал его в вышестоящей инстанции — городском суде. Среди доводов, фигурирующих в жалобе, приводятся следующие: «Я не был участником административного процесса, я был посетителем открытого рассмотрения.

Порядок взаимодействия между лицом, ведущим административный процесс, и посетителями не установлен законом. Статья 10.4 ПИКоАП относится к этапу подготовки дела к рассмотрению, не к самому рассмотрению. Из видео (полной версии) следует, что видеозапись была прекращена практически сразу после заявленного требования о прекращении записи, то есть я подчинился требованию.

Считаю, состав административного правонарушения по статье 23.4 КоАП РБ отсутствует».

Автомобильные держатели в каталоге Onliner.by

Источник: https://auto.onliner.by/2018/01/24/sud-410

Могут ли сотрудники ДПС снимать нарушения на личную камеру?

Может ли сотрудник ГИБДД осуществлять видеосъемку на свой мобильный телефон без согласия водителя?

Приветствую вас, друзья!

Весна полностью вступила в свои права, и автолюбители, державшие зимой своих «железных коней» в гаражах, выехали на улицы и увеличили количество автомобилей на дорогах. Если вы — отчаянный автовладелец, не представляющий себя без руля, то для вас особенно актуальна будет тема этой статьи.

Что вы знаете о своих правах при взаимодействии с сотрудниками ДПС? Практика показывает, что многие знают очень мало либо вообще ничего не знают. Хотя, чтобы знать какие-то элементарные вещи, не нужно быть квалифицированным юристом. Многое можно почерпнуть из законов, если их внимательно прочитать.

Так как весной увеличилось не только число автомобилей в городах, но и количество инспекторов ДПС, подлавливающих зазевавшихся водителей и снимающих их нарушения на личные камеры (обычные фотоаппараты и даже мобильные телефоны), то вам ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно прочесть эту статью до конца!

Началось всё с обычного вопроса, который мне задали:

«Имеет ли право инспектор ДПС снимать на видео мобильным телефоном в руках?»

Лично я ни разу не видел, чтобы съёмка инспекторами производилась на мобильный телефон. А вот цифровой фотоаппарат имеется практически у каждого сотрудника ДПС, выявляющего нарушения автолюбителей.

Законна ли такая съёмка? Может ли она послужить доказательством нарушения в суде?

За ответом на этот вопрос я обратился к Административному регламенту ГИБДД и Кодексу РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ). Что же там написано?

Пункт 46 Административного регламента гласит:

Специальные технические средства для контроля за дорожным движением, относящиеся к измерительным приборам, должны быть сертифицированы в качестве средства измерения, иметь действующее свидетельство о метрологической поверке (хранится в подразделении) и применяться в соответствии с инструкциями и методическими указаниями о порядке применения этих средств.

Использование сотрудниками при контроле за дорожным движением указанных специальных технических средств, не состоящих на балансе органов внутренних дел, не допускается.

При контроле за дорожным движением допускается использование иных технических средств фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи.

С одной стороны, получается, что специальные технические средства (СТС), используемые сотрудниками ДПС, должны быть сертифицированы. Однако в регламенте чётко указано, что подобному контролю подлежат только СТС, относящиеся к ИЗМЕРИТЕЛЬНЫМ приборам. Ни мобильный телефон, ни фотоаппарат не являются измерительными средствами, поэтому на них никакого сертификата не нужно.

Последний абзац пункта 46 говорит нам о том, что использование иных технических средств (к которым можно отнести даже мобильный телефон) ДОПУСКАЕТСЯ.

Стоит обратить внимание также на пункт 24 того же Административного регламента ГИБДД:

Сотрудник при общении с участниками дорожного движения, за исключением случаев запрещенных законодательством, имеет право использовать видео- и звукозаписывающую аппаратуру.

Перейдём к статье 28.1 ч.1 КоАП РФ (выделю самый важный подпункт):

Поводами к возбуждению дела об административном правонарушении являются:

3) фиксация административного правонарушения в области дорожного движения или административного правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренного законом субъекта Российской Федерации, совершенного с использованием транспортного средства либо собственником или иным владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи;

Таким образом, дело об административном правонарушении может быть возбуждено в том случае, если имеется фиксация нарушения СРЕДСТВАМИ ФОТО- ИЛИ ВИДЕОЗАПИСИ. Мобильный телефон для этого вполне подойдёт.

Могут ли сотрудники ДПС снимать нарушения на личные камеры? Получается, что ДА.

Я знаю, что по этому вопросу существует очень много противоречий. Многие пункты закона можно трактовать двояко, и конечный результат (признание или непризнание нарушения) целиком и полностью зависит от позиции судьи.

Инспектор ДПС, имеющий видеодоказательства нарушения, по умолчанию имеет более выигрышную позицию.

Но если вы очень сильно уверены в том, что правы, и привлечёте грамотного адвоката, то чаша весов нет-нет да и склонится в вашу сторону.

Проще всего, конечно, не нарушать!) А вы как считаете?

Источник: https://on-www.ru/mogut-li-sotrudniki-dps-snimat-narusheniya-na-lichnuyu-kameru

Почему не все можно снимать на камеру

Может ли сотрудник ГИБДД осуществлять видеосъемку на свой мобильный телефон без согласия водителя?

В связи с технологическим ростом нашего общества все больше людей могут вести фото- и видеосъемку используя личные телефоны, планшеты, смартфоны и прочие гаджеты. Фототехника стала миниатюрной, что позволяет вести скрытую видео- и фотосъемку.

камеры систем видеонаблюдения сопровождают нас постоянно в магазинах, на работе, в метро, банкоматах. Интернет пестрит множеством видео, где люди пытаясь отстоять свои права, фиксируют нарушения на видеокамеру телефона, видеорегистраторы, и т.п.

В то же время, мы видим, как постоянно охранники и владельцы магазинов, ресторанов, публичные люди запрещают снимать на видео даже журналистам с профессиональными съемочными группами новостных каналов.

Где же та грань, когда следует остановиться и выключить камеру? Разрешена съемка в общественных местах или нет? Что можно снимать на камеру, а что снимать нельзя? Есть ли закон о видеонаблюдении?

Юридический интернет-ресурсом “Протокол” поможет ответить Вам на эти вопросы и расскажет какими законами регулируется фото- и видео- съемка.

Также, напоминаем, что найти квалифицированного юриста, который поможет Вам отстоять свои права, если видео с Вами распространяется без Вашего согласия, и нарушает Ваши права и чувство собственного достоинства, Вы сможете, используя специальный сервис данного ресурса Тендер на юридическую услугу.

Общие требования к проведению видеосъемки

Давайте разберемся для начала существует ли закон о видеонаблюдении.

Согласно ст. 34 Конституции Украины каждый имеет, право свободно собирать, хранить и распространять информацию на собственное усмотрение. Однако осуществление этого права может быть ограничено законом в интересах национальной безопасности, с целью соблюдения общественного порядка, предотвращения преступления, для защиты репутации или прав других лиц.

Таким образом, право на видеосъемку, как вид сбора, фиксирования и хранения информации, не является абсолютным и может быть ограничено.

Основной нормой права, регулирующей вопрос видеосъемки, является статья 307 Гражданского кодекса Украины, с полным текстом которой можно ознакомиться по ссылке.

Данная статья гласит, что фото- и видеосъемка физического лица допускается только с его согласия. Автоматическое согласие лица на фото- видеосъемку допускается, если съемки проводятся открыто на улице, собраниях, конференциях, митингах.

Кроме того, лицо давшее согласие на съемку, может потребовать в дальнейшем, не демонстрировать публично запись, связанную с ее личной жизнь, при этом затраты на демонтаж выставки или записи, возместив при этом затраты на демонтаж, корректировку видео.

Однако следует при проведении съемок следует учитывать, что проводя видеосъемку можно вступить в конфликт с другими правами физических лиц, а именно:

То есть при проведении съемки должен всегда соблюдаться баланс Ваших по сбору информации, предусмотренных ст. 302 ГК Украины, и интересов окружающих Вас лиц, их права перечисленные выше не должны нарушаться.

Исключением из этого правила могут быть ситуации, предусмотренные ст. 21 ЗУ «Об информации», согласно которой к информации с ограниченным доступом не могут быть отнесены следующие сведения:

  • – состоянии окружающей среды;
  • об авариях, катастрофах, опасных природных явлениях;
  • о состоянии здоровья населения, жизненном уровне;
  • о фактах нарушения прав и свобод человека;
  • о незаконных действиях органов государственной власти, местного самоуправления, должностных и служебных лиц.

Однако следует помнить, что запрещается вести видеосъемку других лиц в местах личного пользования (туалеты, душевые кабинки, примерочные, раздевалки).

Следует также учитывать, что видеосъемку следует вести открыто без использования скрытых камер.

Согласно ст. 307 ГК Украины скрытая съемка физических лиц запрещена, за исключением случаев, установленных законом.

Скрытое видеонаблюдение или говоря профессиональными терминами – аудио- и видеоконтроль лица или места, регулируется:

Как правило скрытое видеонаблюдение проводится в рамках негласных следственных розыскных действий на основании определения суда.

Следует также учитывать, что согласно ст. 4 ЗУ «Об основных принципах государственного надзора (контроля) в сфере хозяйственной деятельности» разрешается аудио-и видео- фиксация плановых и внеплановых проверок контролирующих органов субъектами хозяйствования, при этом видеосъемка не должна мешать проведению данных мероприятий.

Таким образом, перед съемкой физического лица на видео необходимо получить его согласие, которое может быть:

  • письменным, то есть лицо в письменной форме дает согласие на съемку, еще его называют ярко выраженным согласием;
  • устным, человек перед съемкой четко называет свои данные и сообщает, что дает Вам согласие на съемку.

Также следует учитывать, что снимать можно и по принципу молчаливого согласия, а именно человек во время съемки позволяет себя снимать, не сообщает Вам, что запрещает Вам его видеосъемку, не делает запретительных жестов, не закрывает лицо от камеры.

Необходимо учитывать, что за нарушение правил проведения видеосъемки Вас могут привлечь к уголовной ответственности по ст. 182 УК Украины «Нарушение неприкосновенности частной жизни», что может грозить ограничением свободы до трех лет.

Съемка в общественных местах

Согласно действующего законодательства Украины всеобъемлющего определения общественного места нет.

Так, ЗУ «О мерах по предупреждению и уменьшению употребления табачных изделий и их вредного влияния на здоровье населения» гласит, что общественным местом является часть (части) любого здания, сооружения, которая доступна или открыта для населения свободно, или по приглашению, или за плату, постоянно, периодически или время от времени, в том числе подъезды, а также подземные переходы, стадионы. Из этой формулировки выпадают, площади, улицы, тротуары, пляжи, парки, скверы.

Вероятно, если спор о видеосъемках дойдет до суда, устанавливать являлось место общественным или нет, придется исходя из критерия доступности и открытости любого места для добровольного использования значительным количеством разных людей, свободно или за плату.

На наш взгляд к таким местам можно отнести улицы, тротуары, скверы, парки, площади, библиотеки, стадионы, рестораны, магазины, офисы.

Съемка в общественных местах законом не запрещена. Однако следует учитывать, если физическое лицо попросило Вас прекратить его снимать, то необходимо прекратить съемку данного лица и удалить кадры с его участием.

Также следует учитывать общие рекомендации о проведении съемок изложенные выше.

съемка в магазинах

Очень часто возникают споры о возможности фотографировать и снимать в магазинах. Многие магазины, супермаркеты вешают информационные таблички с надписью о запрете фото- видеосъемок. Отдельного Закона Украины о фото и видеосъемке в магазинах, или прямых норм других Законов, запрещающих это делать, нет.

съемку в магазинах следует вести осторожно. Если табличек о запрете видеосъемок нет, то видеосъемку можно вести. В случае если имеются запрещающие таблички, рекомендуем вести видеосъемку только в случае фиксирования серьезных нарушений:

  • отсутствие ценников на товарах;
  • реализация просроченного товара;
  • реализация спиртных напитков и сигарет несовершеннолетним;
  • реализация некачественных, неисправных товаров.

В этом случае можно ссылаться на ст. 21 ЗУ «Об информации».

наблюдение на рабочем месте

Многие работодатели устанавливают камеры видеонаблюдения на работе.

Закон об установке камер видеонаблюдения отсутствует. Работодатель может вести видеонаблюдение на работе при условии письменного информирования об это работника и внесения в Правила трудового распорядка, действующие на предприятия нормы, которая будет предусматривать видеонаблюдение.

При этом видеонаблюдение не должно быть скрытым и при его введении необходимо учитывать рекомендации, изложенные выше. Бытует мнение, что видеонаблюдение со звуком запрещено, однако это не так, если работник будет уведомлен, что ведется не только видео- но и аудио- фиксация рабочего места, то проводить видеонаблюдение со звуком можно.

Можно ли снимать полицейских на видео

В конфликтных ситуациях со стражами порядка многие пытаются вести видеосъемку.

Прямая норма закона, которая запрещает это делать отсутствует. Однако при проведении съемок сотрудников полиции на видео, следует придерживаться простых правил:

  • вести себя спокойно, не агрессивно;
  • медленно, открыто достать средство видеосъемки (смартфон, планшет, видеокамеру) и сообщить, что Вы ведете видеосъемку, чтобы зафиксировать нарушение Ваших прав, если они будут;
  • вести съемку корректно, не мешать полицейским совершать действия, соблюдать дистанцию.

Если полицейские будут запрещать Вам ведение съемки ссылаясь на статью 307 ГК Украины, сообщите им, что они являются служебными лицами, выполняют служебные обязанности, и согласно ст. 21 ЗУ «Об информации» Вы имеете право фиксировать действия, нарушающие Ваши права.

Если полицейские будут настроены агрессивно и будут пытаться выбить у Вас из рук телефон не вступайте с ними в драку, а вызывайте адвоката для защиты Ваших интересов, на что Вы имеете право согласно ст. 59 Конституции Украины.

съемка в школах

Следует отметить, что фото- видеосъемка детей в школах и других местах допускается с согласия родителей. Кроме того, зачастую фото-видеосъемку ведут сами дети, при этом очень часто проводят видеосъемку учителя на уроках. Можно ли снимать учителя на уроке?

Как всегда, здесь следует соблюдать баланс между правами ребенка и окружающих.

Целесообразно проинформировать ребенка о том, что съемку одноклассников и учителей желательно проводить с их согласия, при этом видеосъемка не должна мешать проведению урока и отвлекать одноклассников от учебы и нарушать дисциплину в школе.

Автор консультации: Зубенко Володимир Миколайович

Источник: Юридический портал Протокол

Источник: https://protocol.ua/ru/pochemu_ne_vse_mogno_snimat_na_kameru/

Юрист-Профи
Добавить комментарий