Может ли провайдер взыскивать средства за время, когда не происходило использование интернета?

Особенности правовой охраны и ответственность интернет-провайдеров за нарушение авторских и смежных прав посредством сети Интернет

Может ли провайдер взыскивать средства за время,  когда не происходило использование интернета?

Пазова Ф. М. Особенности правовой охраны и ответственность интернет-провайдеров за нарушение авторских и смежных прав посредством сети Интернет // Молодой ученый. — 2019. — №19. — С. 241-242. — URL https://moluch.ru/archive/257/58889/ (дата обращения: 13.02.2020).



Одной из актуальных проблем в охране и регулировании авторских и смежных прав за последние несколько десятилетий, в результате научно-технического прогресса приобретает, в виду стремительно нарастающей популярности всемирная сеть Интернет.

В данный период времени практически все современные общественные отношения складываются под влиянием научно-технических достижений.

Массовый и глобальный характер обрел оборот объектов интеллектуальной собственности в информационно-телекоммуникационных сетях.

Нарушение авторских и смежных прав в сети Интернет, совершаются как в отношении личных неимущественных прав, так и в отношении права на использование охраняемых объектов. [4, с.

227] Особую сложность представляет собой контроль за использованием размещенных объектов в выявлении и пресечении совершенных нарушений.

Также, проблема выражается в установлении конкретных лиц, являющихся нарушителями и в объеме осуществляемого ими незаконного использования.

Размещение, передача и получение информации, а также обеспечение доступа к информационно-телекоммуникационным сетям осуществляется с помощью поставщиков Интернет-услуг (интернет-провайдеров).

В условиях глобального развития информационного пространства Российская Федерация обязана, будучи субъектом международного права, обеспечить эффективность охраны авторских и смежных прав в сети Интернет.

Учитывая трансграничный характер информационно-телекоммуникационных сетей, наиболее важным является обеспечение единообразия национальных законодательств посредством унификации права, осуществляемая международными договорами.

Авторские и смежные права в данный период времени, приобрели негласный статус одного из наиболее прибыльных объектов в рыночной экономике.

Но, как только подобные объекты становятся массово доступными, цены на эти объекты в разы уменьшаются поскольку у пользователей отпадает всякая необходимость, скажем в походе в книжный магазин за книгой и траты денежных средств, если заинтересовавшую пользователя книгу можно бесплатно приобрести в сети Интернет.

Таким образом, информационно-телекоммуникационные сети, а именно сеть Интернет предоставляет широкие возможности для распространения и размещения объектов авторских и смежных прав.

Как справедливо подмечено в юридической литературе, в странах Европы, в Великобритании и США, правообладатели все чаще требуют возложения на интернет-провайдера ответственности в связи с нарушением авторских и смежных прав, осуществляемым его клиентами [5, с. 36].

Во-первых, воздействие на деятельность провайдера позволяет пресечь большой объем нарушений и требует меньших затрат, чем предъявление претензий к отдельным нарушителям — пользователям сети.

Во-вторых, провайдер обладает значительными финансовыми возможностями для удовлетворения потенциального взыскания.

Однако, в США действует программа DMCA (Digital Millennium Copyright Act), разработанная в 1998 г. согласно которой, правообладатель, обнаружив нарушение своих прав, имеет право направить интернет-провайдеру извещение об устранении выявленных нарушений.

В этом случае интернет-провайдер обязан устранить все нарушения и уведомить об этом правообладателя.

В таком случае интернет-провайдер освобождается от ответственности перед правообладателем, а иск направляется непосредственно на прямую к пользователю, разместившему нелегальный контент.

Таким образом, фактическим нарушителем является не интернет-провайдер, а пользователь сетевого ресурса, но обращение взыскания на имущество интернет-провайдера представляет собой наиболее эффективный способ защиты нарушенных прав.

Данная позиция аргументируется, в силу многочисленности пользователей сетевых ресурсов, и тем, что установить истинных нарушителей не всегда представляется возможным.

В странах Ближнего Востока, и Китае интернет-провайдер вне зависимости от вины несет ответственность за все действия своих пользователей.

Принятая Европейским Парламентом 8 июня 2000 г.

Директива 2000/31/EC «О некоторых правовых аспектах информационных услуг на внутреннем рынке в, частности об электронной коммерции» предусматривает следующее, что интернет-провайдер не несет ответственность перед правообладателем в том случае, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации и не влияет на целостность передаваемой им информации. [1]

Отечественный законодатель на сегодняшний день также определил ответственность интернет-провайдеров за нарушение интеллектуальных прав в сети Интернет (ст. 1253.1 ГК РФ). [3] Законодатель указал, что ответственность интернет-провайдеров наступает лишь в зависимости его вины в размещении информации, которая нарушает права третьих лиц.

Бремя доказывания возлагается на самого интернет-провайдера. В случае получения интернет-провайдером требований о нарушении авторских и смежных прав целесообразным считается, в первую очередь идентифицировать конкретного пользователя, осуществившего нарушение, в большинстве случаев это представляется возможным по IP-адресу.

Присвоенный постоянный (статистический) IP-адрес. интернет-провайдер должен направить в адрес идентифицированного пользователя определенное требование о предоставлении разъяснений и документов подтверждающих наличие прав на размещенный им объект.

В последующем, посредством имеющейся информации интернет-провайдер разрешит возникшую конфликтную ситуацию в суде.

В Российском законодательстве при возникновении конфликтных ситуаций, связанных с нарушением авторских и смежных прав правообладатель может воспользоваться общими способами защиты (ст. 12 ГК РФ) и (или) специальными (ст. ст. 1250–1253.1 ГК РФ и 1301 ГК РФ).

[2] А также Российский законодатель указал, что в некоторых случаях (ст. 1273 ГК РФ) допускается некоммерческое использование соответствующих экземпляров для удовлетворения собственных потребностей (т. е.

использовать в личных целях) данный момент уточняется судом при рассмотрении конкретных обстоятельств дела. [3]

В свою очередь А. А. Чернышева, в целях наиболее эффективной защиты правообладателей предлагает предусмотреть в соответствии со ст. 1080 ГК РФ солидарную ответственность провайдера и пользователя, тем самым оба лица будут нести ответственность за свои противоправные действия, если таковые имели место.

Автор считает, что подобная ответственность возможна в случае установленной вины как пользователя, так и провайдера, причем вина последнего может выражаться через определение «лицо знало или должно было знать о противоправности действий абонента».

Кроме того, субъект, возместивший правообладателю заявленное им требование, получает право регресса к солидарному с ним должнику. Объем регрессного возмещения может в окончательном варианте определяться судом, исходя из степени вины должника с учетом требований разумности и справедливости.

Несмотря на указание в литературе на отсутствие необходимости привлекать к ответственности пользователя, А. А. Чернышева считает данные действия целесообразными, способствующими уменьшению нарушений авторских прав. [5, с. 36]

Литература:

  1. Директива 2000/31/EC Европейского Парламента и Совета Европейского союза «О некоторых правовых аспектах информационных услуг на внутреннем рынке в, частности об электронной коммерции» принята в г. Люксембурге 08.06.2000 г. // информационный банк «Международное право».

Источник: https://moluch.ru/archive/257/58889/

Ответственность провайдеров за правонарушения в киберпространстве

Может ли провайдер взыскивать средства за время,  когда не происходило использование интернета?

Ответственность провайдеров за правонарушения в киберпространстве.

Всё информационное наполнение и использование Сети осуществляется посредством услуг организаций – провайдеров – специализированных организаций, оказывающих услуги по доступу в Интернет, размещению и передаче информации в Сети.

Перед тем, как «начать свое первое путешествие в киберпространстве», необходимо заключить с провайдером договор об оказании услуг по доступу в Сеть, в ответ провайдер предоставляет пользователю IP-адрес, который позволяет идентифицировать каждый компьютер в Интернете.

Отсюда возникло определение провайдера как информационного посредника, который «выписывает вам путевку» в электронный мир информационных ресурсов.

Еще один вид договора, который заключается с провайдером – договор хостинга, когда провайдер за определенную плату предоставляет лицу свободное дисковое пространство на своем сервере, а указанное лицо размещает на нем свой сайт.

При всем этом провайдер не инициирует интернет-отношение, не выбирает содержание передаваемой информации и ее получателя, не влияет на содержание информации, но хранит информацию только в пределах времени, определяемого техническими стандартами и протоколами, исходя из нужд передачи информации.[1]

В это же время лишь информационные посредники имеют технические возможности в любое время воздействовать на интернет-отношения своих пользователей: от блокирования информационного обмена до информирования контрольных органов о содержании передаваемых данных.

Таким образом, один провайдер, обслуживающий большое количество пользователей, может стать тем «инструментом», с помощью которого правозащитники смогут предупреждать нарушения прав в Интернете.

А какую же ответственность несут сами информационные посредники?

Можно условно выделить три основных подхода к решению проблемы ответственности провайдеров:

1)  провайдер несет ответственность за все действия пользователей вне зависимости от наличия у него знания о совершаемых действиях, т.е. провайдер обязан проверять легальность всего пользовательского контента.

Поставщики интернет-услуг, хотя они и не являются прямыми нарушителями авторских прав, являются привлекательным объектом судебных исков со стороны частных агентов. Государству также удобнее контролировать действия пользователей, возлагая ответственность и обязанности на провайдеров.

В таких случаях  они обязаны полностью компенсировать ущерб, который могли нанести пользователи правообладателю, независимо от вины того, кто причиняет вред (ответственность без вины). [2]

Данный подход для многих ученых представляется самым неэффективным, по следующим причинам:

  • Во-первых, контролировать весь контент в реальном времени – это очень дорогостоящая для интернет-провайдеров технология.
  • Во-вторых, отслеживать правомерность оборота всей размещенной информации очень сложно, и появляется риск того, что из Интернета будет удаляться и та информация, которая не нарушает ничьих авторских прав. Это может быть использовано недобросовестными конкурентами.

 2) При втором подходе провайдер не несет ответственности за пользователей в том случае, если выполняет определенные условия, связанные с характером предоставления услуг и взаимодействием с субъектами информационного обмена и лицами, чьи права нарушаются действиями пользователей.

Такой метод основан на создании перечня  условий, при которых не возникает ответственность провайдеров, и перечня действий, которые необходимо предпринять для устранения правонарушения, допущенного пользователем.

В данном случае можно опираться на правила, которые установлены в Digital Millenium Copyright Act (США) и в Европейской Директиве об электронной коммерции, которая устанавливает, что провайдер не несет ответственности за передаваемую информацию в случае, если он не инициирует ее передачу, не выбирает получателя информации и не влияет на целостность передаваемой информации.

[3] При этом допускается временное хранение передаваемой информации для осуществления необходимых технических действий по ее передаче.

Утверждается, что провайдер не несет ответственности за действия пользователей при предоставлении услуг хостинга, если он не был осведомлен об их противозаконной информационно-правовой деятельности и после получения информации об этом прекратил размещение или доступ к информации. Аналогичное положение устанавливает и Федеральный закон “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” (ст. 17).

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем постановлении от 23 декабря 2008 г. фактически цитирует вышеназванные положения Европейской директивы и основывает на них свое решение.[4]

3) провайдер не отвечает за действия пользователей, а всю ответственность несет конечный пользователь, разместивший контент, нарушающий авторские и смежные права.

То есть провайдер теоретически должен предоставлять правообладателю или правоохранительным органам информацию о пользователе, а далее ответственность полностью возлагается на конкретного пользователя.

В российской практике уже имел место подобный прецедент – это дело «Никитин» против пользователя “ВКонтакте”», когда звукозаписывающая фирма «Никитин» подала иск на пользователя вышеназванного сайта, который распространял через свой аккаунт  музыкальные треки, являющиеся собственностью лейбла.

Представитель «Никитина» рассказал, почему из большого числа сетевых площадок, которые правообладатели обвиняют в потворстве пиратам, для подачи иска была выбрана именно “ВКонтакте”, “Мы начали с крупнейшей интернет-компании, нарушающей авторское право. Успех борьбы с другими ресурсами зависит от исхода этого дела”, – заявил представитель лейбла.

Но, анализируя ситуацию в целом, наказание пользователей может оказаться не столь эффективным по следующим причинам:

  • Во-первых, вероятность того, что нарушитель будет наказан очень мала. Сравнивая потенциальные последствия наказания и сиюминутные выгоды, пользователь будет делать выбор в пользу того контента, который удовлетворяет его текущие потребности.
  • Во-вторых, встает вопрос о том был бы потреблен контент, если бы не было возможности его попробовать, скачав из сети и не совершив правонарушение.
  • В-третьих, Интернет несет определенные выгоды и самим артистам, чьи музыкальные произведения выкладываются в Сети. Пользователи могут оперативно оценить творения, рассказать об этом другим пользователям – таким образом, возрастет популярность артиста и объемы продаж его записей и востребованность на музыкальном рынке.[5]

По мнению многих отечественных юристов, провайдер должен нести ответственность за качество информации, размещаемой на его сервере, в случае если:

1) данная информация размещалась по его инициативе и (или) за его счет;

2) провайдер был осведомлен или имел возможность быть осведомленным о содержании информации, размещаемой на его сервере;

3) преднамеренные или непрофессиональные (противоречащие профессиональной подготовке, работе и возможности) действия провайдера повлекли размещение незаконной информации на его сайте.

https://www.youtube.com/watch?v=3oueFpfVDyU

Таким образом, ответственность провайдера наступает в зависимости от наличия его вины в размещении информации, нарушающей права третьих лиц.

Бремя доказательства отсутствия вины провайдера следует возложить на самого провайдера. В случае отсутствия его вины ненадлежащий ответчик должен заменяться лицом – автором вредной информации, а провайдер принимает участие в процессе в качестве третьего лица.

В таких обстоятельствах провайдеры сами будут заинтересованы в более тщательной проверке информации.

Необходимо законодательно закрепить право провайдера по результатам проверки:

– или блокировать информацию, для выявления противозаконности содержания которой не требуется специальных знаний;

– или информировать компетентные органы о наличии сомнительной информации для более тщательной и компетентной проверки.

В случае привлечения провайдера к ответственности он будет заинтересован в поиске надлежащего ответчика – автора вредной информации, а организационные и технические возможности провайдера позволят ему эффективно осуществлять поиск.

Кроме того, необходимо обязать провайдеров бережно хранить и предоставлять ее при первом требовании заинтересованных и компетентных государственных органов.

Делая вывод, нужно сказать, что от того, как Закон определит роль провайдеров в информационных отношениях в сети Интернет, зависит дальнейшее развитие самого Интернета, поэтому необходимо наиболее рациональное законодательное разрешение проблемы ответственности информационных провайдеров.

[1] Право и Интернет. Теоретические проблемы. Рассолов И.М. // Издание 2-е, дополненное, стр. 158 [2] Российское законодательство и баланс интересов правообладателей, пользователей и провайдеров в цифровую эпоху. Дмитриева А.В., Савельев Д.А.// Аналитические записки по проблемам правоприменения. СПб, 2011., стр.15. [3] Директива ЕС о некоторых правовых аспектах услуг информационного общества, в том числе электронной коммерции на внутреннем рынке (вступила в силу 8 июня 2000г.). Текст на русском языке опубликован в издании: Шамраев А.В., стр. 317-327. [4] Постановление ВАС РФ от 23.12.08. по делу №10962/08. [5] Наумов В. Проблема ответственности информационных провайдеров. Доклад на конференции 2000г.

Источник: https://zakon.ru/blog/2012/02/28/otvetstvennost_provajderov_za_pravonarusheniya_v_kiberprostranstve

Найти отличия: технические и правовые аспекты Интернета

Может ли провайдер взыскивать средства за время,  когда не происходило использование интернета?

Не вдаваясь в давнюю дискуссию о том, нуждаются ли отношения, возникающие в сети Интернет, в специальном правовом регулировании или эти отношения вполне укладываются в рамки существующего регулирования, нельзя не замечать необходимости четкого разграничения технических аспектов функционирования Интернета, явно не нуждающихся в правовом “вмешательстве”, и аспектов правовых.

Следствием неразграничения названных аспектов стало, например, распространение в отечественном праве подхода, согласно которому доменное имя представляет собой “средства индивидуализации информационного ресурса”1.

Подобная трактовка демонстрирует то, что отечественные юристы не могут абстрагироваться от технической функции доменного имени – осуществлять адресацию в сети, пренебрегая всеми иными функциями, которые могут выполнять доменные имена.

Аналогичным образом можно было бы рассматривать, например, овощи исключительно как объекты растительного происхождения, игнорируя их возможность выступать и в качестве продуктов питания, и в качестве товара.

Между тем, как известно, помимо чисто технической функции адресации, доменные имена могут использоваться и в иных целях. По этому поводу еще в 1999 г. в докладе ВОИС отмечалось: “Доменные имена были предназначены для выполнения технической функции способом, удобным для пользователей Интернета.

Они предназначались для предоставления компьютерам легко запоминающейся и идентифицирующей адресации без необходимости прибегать к идентифицирующему цифровому IP-адресу. Именно потому, что они легко запоминаются и идентифицируются, доменные имена, кроме того, приобрели дополнительное предназначение в качестве идентификаторов бизнеса или частных лиц.

По мере того как коммерческая активность в Интернете стала возрастать, доменные имена стали частью стандартных средств коммуникации, используемых в бизнесе для идентификации самого себя, своей продукции и своей деятельности.

Реклама, появляющаяся сейчас в средствах массовой информации, обычно включает доменное имя наравне с другими средствами идентификации и коммуникации, такими, как фирменное наименование компании, товарный знак, номера телефона и факса.

Но в то время как телефонные и факсимильные номера состоят из анонимного набора цифр, не несущих какого-либо дополнительного смысла, доменные имена, вследствие своего предназначения быть легко запоминаемыми и идентифицирующими, часто несут в себе дополнительное значение, связанное с наименованием или обозначением бизнеса, либо его продуктами или услугами”2.

С учетом сказанного предлагаемая отечественными юристами трактовка, “по старинке” основанная лишь на технической функции доменных имен, не раскрывает реальную сущность и действительное предназначение доменных имен, что негативным образом сказалось и продолжает сказываться на отечественной судебной практике (особенно ярко это проявилось в известном деле о доменном имени mumm.ru3).

Между тем, отвлекшись от технической функции доменных имен, нельзя не заметить, что доменное имя, используемое в коммерческих целях, представляет собой средство маркетинговых коммуникаций. К этим средствам обычно относят такие инструменты продаж, которые целенаправленно “подводят” потребителей к покупке товара. Это, в частности:

  • реклама;
  • прямые продажи (например, через рассылку);
  • PR, формирующий положительную репутацию компании-производителя или компании-продавца;
  • различного рода стимулирующие акции, включая подарки, лотереи, скидки.

В “реальном” мире маркетинговые коммуникации требуют использования различных средств – прессы, телевидения, радио, наружной рекламы, прямой почтовой рекламы, фильмов, телефона компании и проч.

4 Но в виртуальном пространстве все инструменты продаж могут быть объединены на одном информационном ресурсе, обозначением которого и становится доменное имя.

С учетом сказанного, доменное имя, используемое в коммерческих целях, можно рассматривать как обозначение виртуального (многофункционального) средства коммуникации, что позволяет проводить аналогию с другим популярным средством маркетинговых коммуникаций – рекламой, отношения по поводу которой регулируются соответствующим законодательством.

В то же время доменное имя, использование которого не преследует коммерческих целей, является уникальным идентификатором5, дополнительно характеризующим владельца информационного ресурса.

Такое доменное имя может использоваться для обозначения сайта, который вводит в сферу научных исследований либо творческих исканий владельца этого ресурса; домашней страницы, посвященной хобби либо кумиру владельца ресурса; портала, имеющего некое некоммерческое “наполнение”, представляющее интерес именно для владельца этого ресурса. Поскольку такие доменные имена представляют собой лишь признак, идентифицирующий (индивидуализирующий) гражданина или организацию, являющихся владельцами соответствующего информационного ресурса, нет нужды в самостоятельном правовом регулировании отношений по поводу таких имен – они подчиняются лишь общим требованиям, предъявляемым в отношении доменных имен.

Изложенное иллюстрирует важность разграничения юристами технических и правовых аспектов Интернета. Можно привести и другой пример.

На прошедшем Шестом российском форуме по управлению Интернетом, организованном Координационным Центром национального домена сети Интернет, ключевой стала тема “Интернет вещей” (The Internet of Things, IoT)6, – о ней рассказал Яри Арко (председатель Инженерного совета Интернета (IETF)).

Суть его выступления сводилась к тому, что на сегодняшний день посредством Интернета связываются не только, и не столько люди, сколько неодушевленные предметы, процессы, данные: уже разработаны технологии, позволяющие подключить к сети Интернет любую вещь, “научить” ее отправлять sms-сообщения, электронные письма и твиты. Наглядным примером применения таких технологий являются “умные дома”, но подобные технологии применимы и в отношении бытовых вещей: как остроумно указывалось в биографических данных докладчика, “Яри часто общается со своей стиральной машиной в сети “7.

Таким образом, в сфере информационных и телекоммуникационных технологий взамен “устаревшего” взаимодействия “человек–человек” приходит взаимодействие “человек–физический объект”, причем не за горами переход к системе межмашинной коммуникации “физический объект–физический объект”, в рамках которой различные устройства будут включаться, выключаться, отслеживаться, контролироваться вовсе без вмешательства человека.

Вместе с тем подобные технологические новации никоим образом не влияют на основной правовой постулат, предполагающий возникновение правовых отношений только между субъектами права, но не объектами гражданских прав.

Отклонение от этого постулата, исходя только из технической возможности взаимодействия “человек–физический объект”, способно привести к абсурдным попыткам возложения деликтной ответственности на объекты прав.

Но вряд ли радужны перспективы взыскания компенсации причиненного вреда со стиральной машины, которая, отвлекшись на отправление sms-сообщений своему владельцу, не уследила за сливом воды, что привело к заливу соседской квартиры…

В развитие изложенного, хотелось заметить, что, к сожалению, на практике юристами не всегда разграничиваются субъекты права и объекты прав (квази-объекты), “присутствующие” в Интернете.

Например, в справке, подготовленной Судом по интеллектуальным правам к расширенному заседанию Научно-консультативного совета при Суде по интеллектуальным правам8, первым стоит вопрос, сформулированный следующим образом: “О возможности признания интернет-ресурсов, используемых для продажи товаров через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет, информационными посредниками в смысле положений статьи 1253.1 ГК РФ”.

Не вдаваясь в подробности предложенного данному вопросу обоснования (оно заслуживает самостоятельного рассмотрения), нельзя не напомнить, что в силу с п. 1 ст. 1253.1 ГК РФ под информационными посредниками понимаются исключительно субъекты права:

  • оператор связи (лицо, осуществляющее передачу информации и данных в сети Интернет);
  • хостинг-провайдер (лицо, создающее возможность размещения информации и данных с использованием сети Интернет);
  • владелец информационного ресурса (лицо, предоставляющее возможность доступа к информации и данным в сети Интернет).

В то же время к интернет-ресурсам (информационным ресурсам) относят поисковые машины, порталы, корпоративные и частные сайты, домашние страницы и т. п., которые обеспечивают генерацию, хранение, передачу информации и данных.

С учетом сказанного становится очевидной абсурдность самого вопроса о допустимости признавать квази-объект (интернет-ресурс) в качестве субъекта права (информационного посредника). Признание же информационного ресурса информационным посредником вполне способно привести к несуразной ситуации, сходной с привлечением к деликтной ответственности стиральной машины.

Резюмируя, хотелось бы подчеркнуть, что для понимания отношений, связанных с использованием Интернета, бесспорно, необходимо четкое уяснение технических аспектов и специфики интернет-терминологии.

При этом для решения правовых вопросов должен использоваться прежде всего юридический инструментарий, что требует проведения отчетливой демаркационной линии между техническими и юридическими аспектами Интернета.

Марина Рожкова, 
доктор юридических наук, профессор кафедры интеллектуальных прав и кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА)

Источник: Журнал Суда по интеллектуальным правам

Источник: http://www.garant.ru/article/646885/

Позиции Верховного суда, разъяснения госорганов, ответственность УО, ТСЖ, ЖСК

Может ли провайдер взыскивать средства за время,  когда не происходило использование интернета?

  1. Предложили уменьшить штрафы для УО и жилищных объединений

Могут смягчить порядок административных наказаний для управляющих МКД организаций. С таким предложением уполномоченный при Президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов обратился к заместителю председателя Правительства Виталию Мутко.

Если УО, ТСЖ, ЖСК, ЖК нарушили обязательные требования, сначала нужно выдать им предписание и, только если его не исполнили, штрафовать, предложил Титов. За некоторые нарушения сам размер штрафов нужно уменьшить вдвое.

Это касается нарушения правил предпринимательской деятельности по управлению МКД, управления МКД без лицензии (кроме грубых нарушений), а также нарушения правил содержания и ремонта.

Бизнес-омбудсмен отметил, что действующая система административных наказаний за нарушения в сфере управления МКД не учитывает тяжести содеянного и степени вины управляющих. Контролирующие органы редко сначала применяют предупреждение, как правило, они сразу штрафуют.

Некоторые организации могут за год получить десятки штрафов общей суммой в несколько млн руб. В результате УО становятся банкротами и уходят с рынка.

Также Титов предложил усилить административную ответственность для действительно недобросовестных управляющих МКД организаций. Например, при подделке протоколов ОСС, многократных грубых нарушениях и систематическом неисполнении предписаний. Наказывать за это он предлагает вплоть до отзыва лицензии и дисквалификации учредителей и руководителей организаций-нарушителей.

  1. Интернет-провайдера обязали заплатить за использование общего имущества в МКД

Интернет-провайдер, который разместил свое оборудование в МКД, обязан оплатить использование общего имущества собственников. В противном случае это признают неосновательным обогащением. Такие выводы сделал Верховный суд в определении от 07.08.2019 № 306-ЭС19-12137.

ЖСК подал иск в суд на интернет-провайдера с просьбой взыскать с него плату за пользование общим имуществом. Провайдер установил свое оборудование в МКД, но отказался за это заплатить. Суды первой и апелляционной инстанций встали на сторону ЖСК, а провайдера обвинили в неосновательном обогащении. Верховный суд также поддержал кооператив. Суды привели такие аргументы:

  • провайдер использовал общее имущество МКД, чтобы разместить в доме специальное оборудование;
  • ОСС приняло решениепредоставить провайдеру право пользоваться имуществом за плату и уполномочило ЖСК заключить с ним соответствующий договор;
  • провайдер не заключил договор и отказался оплатить пользование имуществом;
  • провайдер не доказал, что собственники разрешили ему пользоваться имуществом бесплатно;
  • договор провайдера с отдельными собственниками на оказание услуг связи не дает ему право бесплатно пользоваться общим имуществом всех собственников.

Суды руководствовались статьями 209, 289, 290, 1102, 1105, 1107 ГК, статьями 36, 44, 135, 138, 290 ЖК, статьей 6 Закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи», разъяснениями в пунктах 3, 7 постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 № 64, в пункте 37 Обзора судебной практики Верховного суда № 3 (2018), в постановлении Президиума ВАС от 20.05.2014 № 19488/13.

  1. ГЖИ указала, кто ответит за захламление лестничных клеток в МКД

Мосжилинспекция проводила проверку деятельности УО и выяснила, что в некоторых МКД, которыми она управляет, лестничные клетки захламлены и находятся в ненадлежащем санитарном состоянии. УО привлекли к административной ответственности, а руководителей обязали незамедлительно устранить нарушения.

В ГЖИ указали, что нельзя размещать на лестничных площадках бытовые вещи, оборудование, инвентарь и другие предметы. Входы на лестничные клетки и чердаки, а также подходы к пожарному оборудованию и инвентарю не должны быть загроможденными. Такие правила предусмотрены пунктом 3.2.

16 Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденных постановлением Госстроя от 27.09.2003 № 170. Мосжилинспекция напомнила УО, что приквартирные и лифтовые холлы, лестничные марши и площадки, тамбуры подъездов в МКД – это общее имущество собственников помещений.

И УО отвечает перед собственниками за оказание всех услуг и выполнение работ, которые обеспечат надлежащее содержание общего имущества. Это устанавливают статьи 36, 161 ЖК.

Столичные инспекторы при проверках часто находят посторонние предметы, хлам и антисанитарию на лестничных клетках МКД.

Например, жители загромождают приквартирные холлы крупногабаритной мебелью, стройматериалами, хранят автомобильные колеса и даже мототранспорт.

В результате оказываются перекрытыми доступы к инженерному оборудованию и эвакуационные пути. В случае чрезвычайной ситуации в этих МКД трудно будет провести аварийно-спасательные и ремонтные работы.

  1. Разъяснили, можно ли брать комиссию при приеме платы за ЖКУ

Организации, которые принимают с граждан плату за ЖКУ, вправе брать за это комиссию. Через год комиссию нельзя будет включать в тарифы на коммунальные услуги. Такое разъяснение дала ФАС в письме от 27.09.2019 № АК/84598/19.

В настоящее время принимать и переводить денежные средства в счет оплаты ЖКУ могут, в частности, платежные агенты, банковские платежные агенты и операторы почтовой связи. Все они вправе взимать с плательщика вознаграждение за оказанные услуги.

Такое право предусмотрено частью 2 статьи 3 Закона от 03.06.2009 № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами», частью 17 статьи 14 Закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», статьей 16 Закона от 17.07.

1999 № 176-ФЗ «О почтовой связи».

Закон не запрещает платежным и банковским агентам, операторам почтовой связи брать с граждан комиссию, когда они платят за ЖКУ. Запретили включать комиссию в тарифы на коммунальные услуги. Такое постановление Правительства от 05.09.2019 № 1164 вступит в силу 13 сентября 2020 года.

  1. Роспотребнадзор напомнил требования к температуре в помещениях МКД

В помещениях МКД нужно поддерживать нормативную температуру и влажность. Какие существуют требования к микроклимату в помещениях, кто и почему должен за ними следить – Роспотребнадзор разъяснил на своем официальном сайте в сети интернет.

В ведомстве напомнили, что комфортное проживание в МКД невозможно, если в них слишком холодно, жарко, влажно или сухо. Помимо комфорта, повышенная или пониженная температура воздуха и влажность могут негативно влиять на здоровье людей.

Чтобы человеку было комфортно и безопасно находиться в доме, существуют нормативные требования к температуре в помещении. Так, в жилых комнатах допустимая температура в холодное время года – 18–24 градуса, а в теплый период – 20–28 градусов.

Следить за оптимальными параметрами микроклимата в МКД обязаны управляющие МКД организации. Если температура в помещениях МКД значительно отличается от нормативных показателей, жители могут жаловаться в Роспотребнадзор или ГЖИ. Они проведут проверку, и, если управляющие организации не выполняют свои обязанности, им грозит административное наказание.

Однако жители и сами должны соблюдать нормативы температуры и влажности воздуха. Для этого собственникам, например, не следует оставлять открытыми окна в подъезде в холодное время года. Также нельзя самостоятельно срезать или наращивать секции батареи и объединять жилые комнаты с балконами и лоджиями – эти действия необходимо согласовывать с уполномоченными органами.

  1. УО обязали предоставить собственникам сведения об управлении МКД

ГЖИ обязала УО предоставить собственникам сведения об управлении МКД. Надзорное ведомство установило, что управляющие не размещали установленную законом информацию о доме в ГИС ЖКХ.

Нарушение выявили при проверке обращения членов совета МКД. Представители собственников пожаловались, что от УО невозможно добиться отчета об исполнении условий договоров управления за несколько лет. Инспекторы действительно не обнаружили в ГИС ЖКХ сведения о мероприятиях по содержанию и ремонту общего имущества, а также годовые отчеты за 2017 и 2018 годы.

УО получила предписание об устранении нарушения в течение месяца. Требование исполнили в срок, поэтому должностное лицо УО не оштрафовали. По статье 13.19.2 КоАП за неразмещение сведений в ГИС ЖКХ на ответственного может быть наложен персональный штраф до 20 тыс. руб.

  1. Создадут единую электронную базу должников за ЖКУ

Планируют создать единую электронную базу персональных данных неплательщиков за жилое помещение и коммунальные услуги. Сейчас Минстрой прорабатывает этот вопрос с депутатами Госдумы и экспертным сообществом.

Единую систему персональных данных должны создать к апрелю 2020 года. Предполагают, что управляющие МКД организации, РСО, а также региональные операторы по капремонту и ТКО смогут пользоваться новой системой бесплатно. Вопрос о том, какая информация должна быть в базе, пока обсуждают.

Это могут быть паспортные данные, ИНН или СНИЛС, выписки из ЕГРН. Данные будут собирать, например, в органах МСУ или ФНС. Новую систему могут интегрировать в существующую ГИС ЖКХ. Эксперты уже указывают, что может возникнуть проблема утечки персональных данных жителей.

Поэтому необходимо создать техническую защиту новой системы и ввести меры ответственности для всех, у кого будет доступ к информации.

Напоминаем, что 1 октября 2019 года вступает в силу закон , который обязывает указывать идентификаторы ответчика при подаче заявления в суд. Но как управляющие МКД организации будут получать эти данные, пока не понятно. Поэтому для исков против должников за ЖКУ ввели отсрочку на шесть месяцев. За полгода предполагают ликвидировать этот пробел.

  1. Крышу над витриной магазина в МКД не признали общим имуществом

Крыша над витриной магазина, который находится на первом этаже МКД, не относится к общему имуществу такого дома. Такие выводы сделал Верховный суд в определении от 14.08.2019 № 309-ЭС19-12633.

Расположенный в МКД магазин обратился в суд. Он требовал признать крышу, козырек над своей витриной общим имуществом дома и обязать ТСЖ, которое управляет домом, отремонтировать эту крышу. Она сломалась из-за льда, который упал с крыши МКД. Однако Верховный суд поддержал ТСЖ и не признал спорную крышу общим имуществом в МКД.

Суд отметил, что крыша над витриной и сама витрина выступают от стены МКД на полметра. Она не предназначена, чтобы обслуживать два и более помещения в МКД. А эксперты в своем заключении указали, что козырек (крышу) витрины нельзя считать неотъемлемым конструктивным элементом МКД.

Козырек и витрина по своему функциональному назначению – это ограждающие конструкции только самого магазина, его эстетические и декоративные элементы. Поэтому козырек можно демонтировать, и конструкции дома не пострадают.

При этом суд руководствовался статьями 210, 244, 249 ГК, статьями 36, 158 ЖК, Правилами содержания общего имущества в многоквартирном доме, утвержденными постановлением Правительства от 13.08.2006 № 491, разъяснениями в пункте 2 постановления Пленума ВАС от 23.07.2009 № 64.

  1. УО могут признать банкротом за долг перед РСО

УО из Москвы станет банкротом, если такое решение примет суд. С заявлением в арбитражный суд планирует обратиться ПАО «МОЭК» – УО задолжала ей почти 1,5 млрд руб. за тепло.

В настоящее время в отношении УО уже вступило в законную силу судебное решение, по которому с управляющей организации-должника должны взыскать 207 млн руб. Как только ПАО «МОЭК» получит исполнительный лист, УО обяжут выплатить эту сумму. УО управляет МКД в Центральном округе Москвы и сейчас занимает первое место в антирейтинге компаний-должников, который ведет МОЭК.

Недобросовестные управляющие МКД организации, как правило, отвечают за свои действия. Руководителей и владельцев привлекут к уголовной ответственности, если докажут мошенничество. Их также могут привлечь к субсидиарной ответственности, если УО признают банкротом.

  1. Разъяснили, можно ли курить на балконах в МКД

С октября нельзя использовать открытый огонь на балконах и лоджиях квартир, жилых комнат общежитий и номеров гостиниц. Вступили в силу изменения в Правила противопожарного режима в Российской Федерации. В МЧС разъяснили, что курить на балконах изменения не запрещают.

По статистике, за прошлый год больше 2 тыс. пожаров произошло на балконах. Причина этих пожаров во многих случаях – неосторожность при курении. Чтобы снизить количество пожаров, сократить гибель и число пострадавших людей, внесли изменения в Правила противопожарного режима. Изменения направлены не на борьбу с курильщиками, а на повышение культуры безопасности, указали в МЧС.

Также в министерстве отметили, что после принятия изменений, если загорелся нижний этаж в результате неосторожного действия, будет повод и основание выявить виновного. Это нарушение требований пожарной безопасности, для физических лиц за это предусмотрено наказание в виде предупреждения или штрафа до 5 тыс. руб. (ст. 20.

4 КоАП). Кроме того, неосторожные действия с открытым огнем грозят уголовным наказанием, если из-за брошенного окурка или отлетевшей искры из мангала сгорит, например, балкон или несколько квартир. Благодаря изменениям пострадавшим будет легче взыскивать ущерб. Раньше привлечь к ответственности виновного было очень сложно.

Источник: http://goszhil.cap.ru/news/2019/11/11/predlozhili-umenjshitj-shtrafi-dlya-uo-i-zhilischn

Юрист-Профи
Добавить комментарий