Кссационная жалоба в суд по интеллектуальным правам

Компания ООО «Натива» отказалась от кассационной жалобы к Bristol-Myers Squibb

Кссационная жалоба в суд по интеллектуальным правам

Суд по интеллектуальным правам принял отказ от кассационной жалобы компании «Натива» по делу BMS (Bristol-Mayer Squibb) — «Натива».

Суд по интеллектуальным правам принял отказ от кассационной жалобы компании «Натива» по делу BMS (Bristol-Mayer Squibb) — «Натива» в отношении нарушения прав компании BMS в отношении патента на лекарственный препарат, содержащий МНН «Дазатиниб». Суд постановил прекратить производство по кассационной жалобе. Ранее суды признали, что лекарственный препарат компании «Натива» «Дазатиниб-натив» нарушает интеллектуальные права BMS.  

Предмет иска

ООО «Натива» зарегистрировала и ввела в оборот дженерик оригинального противоопухолевого препарата, патентная защита которого еще не закончилась. В борьбе с незаконными действиями компании «Натива» международная фармацевтическая компания через суд потребовала, чтобы производитель дженерика прекратил нарушение исключительных прав на используемый в оригинальном лекарственном препарате патент.

На разработку инновационного лекарственного препарата по разным оценкам требуется от $1 млрд. до $11 млрд., а также не менее 10 лет исследований.

В свою очередь, создание и регистрация дженерика не требует научных разработок и проведения клинических исследований, что в разы сокращает издержки таких компаний.

Стоимость дженерика обеспечивает ООО «Натива» победу в конкурсах по государственным контрактам. Таким образом, ООО «Натива» извлекает сверхприбыль из своей незаконной деятельности.

Важность подобных процессов для российских пациентов

Выпуск на рынок дженериков до истечения срока патента на оригинальный препарат приводит к нерентабельности регистрации оригинальных препаратов и их поставок на территорию РФ. В свою очередь, снижение инвестиций и ограничение присутствия мировых лидеров фармацевтической отрасли на российском рынке идет в разрез с интересами пациентов.

Россия может лишиться целого ряда высокоэффективных оригинальных противоопухолевых препаратов. И в результате пациенты с онкологическими заболеваниями, применяющие инновационные препараты, будут вынуждены использовать устаревшую терапию с большим количеством нежелательных явлений и худшей переносимостью, обеспечивающую меньшую выживаемость.

Хронология событий

Споры в арбитражных судах по поводу нарушения интеллектуальных прав между BMS начались в 2017 г., когда «Натива» зарегистрировала в реестре лекарственных средств препарат «Дазатиниб-натив», который по заявлению BMS, фактически стал аналогом «Спрайсела».

Международное непатентованное наименование у этих средств одно – дазатиниб. Представители Bristol-Myers Squibb заявили, что компании принадлежат исключительные права на изобретение по патенту РФ, срок действия которого заканчивается 30 января 2023 г.

Таким образом, обращение на рынке дженерика нарушило интеллектуальные права компании-разработчика.

Суды предыдущих инстанций отказывали в удовлетворении исков на том основании, что «Натива» при производстве «Дазатиниб-натива» якобы использовала свой патент. Несмотря на это, компания BMS продолжала отстаивать свои исключительные патентные права.

В январе 2019 Суд по интеллектуальным правам удовлетворил кассационную жалобу Bristol-Myers Squibb на судебные решения, вынесенные ранее по спору с российской фармацевтической компанией «Натива» относительно обращения на рынке аналога, принадлежащего BMS противоопухолевого препарата. Были отменены решения судов предыдущих инстанций — Арбитражного суда Московской области и Десятого арбитражного апелляционного суда. 10 января 2019 г. дело было передано на новое рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

На рассмотрение дела ушли долгие месяцы. Несколько раз представители ответчика не предоставляли оригинал необходимых для разбирательства документов, несмотря на требования суда. Все это время ООО «Натива» продолжала выпускать лекарственный препарат «Дазатиниб-натив».

30 апреля 2019 года Арбитражный суд Московской области удовлетворил иск компании Bristol-Myers Squibb, постановив, что при производстве своего препарата российский производитель незаконно использует ее изобретение. Однако ООО «Натива» подала апелляционную жалобу.

На заседании 3 сентября 2019 года апелляционной инстанцией было полностью подтверждено и вступило в силу решение, вынесенное раньше Арбитражным судом Московской области, которое запрещает компании «Натива» производить и продавать препарат «Дазатиниб-натив».

В январе 2020 ООО «Натива» отказалась от кассационной жалобы к Bristol-Myers Squibb.

Источник: https://www.pharmjournal.ru/jour/announcement/view/189

Суд по интеллектуальным правам. Семь причин для возврата иска и кассационной жалобы

Кссационная жалоба в суд по интеллектуальным правам

Суд по интеллектуальным правам начал свою работу сравнительно недавно — с 3 июля.

­Поскольку инстанция это совершенно новая, можно сказать, сейчас она еще проходит «обкатку», и логично, что вопрос о подсудности тех или иных споров стоит очень остро.

Определения о возвращении судьи выносят и в отношении исковых заявлений, и в отношении кассационных жалоб. Основные причины таких возвратов для «ЭЖ» систематизировал представитель Суда.

Компетенция Суда по интеллектуальным правам — первого специализированного суда в России, рассматривающего дела, связанные с защитой прав на объекты интеллектуальной собственности, регламентирована положениями ч. 4 ст. 34 и ч. 3 ст. 274 АПК РФ, а также ст. 43.4 Федерального конституционного закона от 28.04.95 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации».

Одной из основных процессуальных особенностей деятельности Суда по интеллектуальным правам (далее — Суд) является то, что он выступает в качестве арбитражного суда как первой, так и кассационной инстанции. И, несмотря на то что компетенция Суда в законодательстве определена достаточно четко, а на его сайте ipc.arbitr.

ru также размещена справка о разграничении компетенции, первые три месяца с начала функционирования все же выявили ряд общих вопросов, связанных с надлежащим определением подсудности споров.

По итогам анализа судебных определений о возвращении заявлений и жалоб можно выделить семь наиболее частых ошибок, которые допускают заявители и которые становятся причиной таких возвратов.

Основания для возвращения заявления: несоблюдение досудебного порядка, суть требований и субъектный состав

Перечень споров, рассматриваемых Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, является исчерпывающим. К ним относятся:

■ дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в области правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, в том числе в сфере патентных прав и прав на селекционные достижения, права на топологии интегральных микросхем, права на сек­реты производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации юридичес­ких лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, права использования результатов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии;

■ дела по спорам о предоставлении или прекращении правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий (за исключением объектов авторских и смежных прав, топологий интегральных микросхем) (ч. 4 ст. 34 АПК РФ).

Соответственно, заявления, предмет требования которых не входит в названный перечень, подлежат возвращению заявителю.

Примером могут служить случаи подачи в Суд исковых заявлений о защите нарушенных прав правообладателя, о понуждении к прекращению неправомерного использования товарного знака, фирменного наименования и взыскании компенсации.

Названные требования не входят в перечень споров, подлежащих рассмотрению Судом в качестве суда первой инстанции, однако такие споры могут рассматриваться им в качестве суда кассационной инстанции.

Суд вынужден возвращать заявления, поданные с нарушением требований о подсудности. В то же время необходимо иметь в виду, что возвращение искового заявления не препятствует заинтересованному лицу обратиться в тот арбитражный суд субъекта Российской Федерации, которому данный спор подсуден.

Сказанное касается и случаев, когда предметом искового заявления является требование о взыскании задолженности вследствие ненадлежащего исполнения лицензионного до­говора.

Подобные заявления подлежат возвращению в связи с неподсудностью Суду по первой инстанции, что, однако, не препятствует заявителю обращаться с аналогичными требованиями в арбитражные суды субъектов или, в ряде случаев, в суды общей юрисдикции.

Препятствием для принятия заявления к производству может также стать и субъектный состав спора.

Поскольку Суд по интеллектуальным правам является специализированным арбитражным судом, то при определении подсудности спора необходимо учитывать характер спора и субъектный состав (ч. 2 ст. 27 АПК РФ).

Если спор возник между субъектами, рассмотрение споров между которыми не входит в компетенцию Суда по интеллектуальным правам, то такое заявление будет возвращено представившему его лицу.

Например, в Суд было подано исковое заявление гражданином (физическим лицом) к руководителям организации и руководителю филиала организации (физическим лицам). Исковое заявление было возвращено истцу по той причине, что оно подлежит рассмотрению не в Суде по интеллектуальным правам, а в суде общей юрисдикции, куда истец вправе после возвращения заявления обратиться со своими требованиями.

Третья причина, по которой Суд возвращает заявления, заключается в несоблюдении заявителем обязательного в силу закона административного порядка разрешения спора перед обращением в Суд с исковым заявлением. В частности, ст.

1398 ГК РФ регламентирован порядок признания недействительным патента на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

Названной статьей предусмотрен административный порядок оспаривания патента в связи с несоответствием объекта условиям патентоспособности, наличием в формуле объекта признаков, отсутствовавших на дату подачи заявки в его описании, выдачей патента при наличии нескольких заявок на идентичные изоб­ретения. Соответствующие возражения подаются в Палату по патентным спорам. Этой же статьей предусмотрен судебный порядок для споров об авторстве на патент.

Судом по интеллектуальным правам возвращаются исковые заявления, по которым в силу закона заявителю необходимо первоначально соблюсти процедуру административного рассмотрения дела.

А уже в случае оспаривания решения административного органа заявитель вправе обратиться в Суд по интеллектуальным правам.

Так, Судом по интеллектуальным правам возвращено исковое заявление, в котором истец оспаривал выдачу патента на изобретение по основанию несоответствия данного изобретения условиям патентоспособности, при этом не представив доказательств предварительного обращения в палату по патентным спорам.

Основания для возвращения жалоб: отсутствие права на кассацию, пропуск срока, подача жалобы в Суд

АПК РФ предусматривает особый порядок рассмотрения дел о привлечении к административной ответственности за нарушения, за совершение которых установлено наказание только в виде предупреждения и (или) в виде административного штрафа, размер которого не превышает 100 000 руб. для юридических лиц, 5000 руб. — для физических лиц.

Решения по таким делам могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции только при определенных обстоятельствах, которые являются безусловным основанием для отмены судебного акта (ч. 4 ст. 206, ч. 4 ст. 188 АПК РФ).

К таким основаниям, в частности, относятся рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе, в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, принятие судом решения, постановления о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле и т.д.

Исключением не является и Суд по интеллектуальным правам, который рассматривает споры в качестве суда кассационной инстанции. Для того чтобы поступившую жалобу приняли к производству, необходимо соблюсти указанные выше условия.

Заметим, что в постановлении Пленума ВАС РФ от 28.05.

2009 № 36 «О применении АПК РФ при рассмотрении дел в арбит­ражном суде апелляционной инстанции» (далее — постановление № 36) было разъяснено, что при рассмотрении вопроса о возможности обжалования в суд кассационной инстанции актов о привлечении к административной ответственности судам следует исходить из размера фактически назначенного наказания по конкретному делу, а не из размера санкции, установленного в КоАП РФ.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/227189/

Два прецедента суда по интеллектуальным правам

Кссационная жалоба в суд по интеллектуальным правам

01 декабря, 10:00 | Гражданское право, Авторское право, Суд, Интеллектуальное право

Рассматривая кассационные жалобы закрытого акционерного общества «КОРАЛЛ» и общества с ограниченной ответственностью «АЛ-Трейд» на решение Арбитражного суда Тверской области, Суд по интеллектуальным правам создал сразу два прецедента: во-первых, признал, что если авторские права существуют, они должны защищаться вне зависимости от того, зарегистрированы ли они как промышленный образец или нет. Во-вторых, суд принял решение, согласно которому в случае заключения между сторонами мирового соглашения истец не может предъявлять ответчику требования, не заявленные ранее. 

Еще в 2013 году ЗАО «КОРАЛЛ» обратилось в Арбитражный суд Тверской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «АЛ-Трейд» о взыскании 2 миллионов рублей компенсации за нарушение исключительных прав на объекты дизайна.

Предметом спора стал нанесенный на выпускаемую «АЛ-Трейдом» серию предметов посуды «Розалинда» рисунок «Красный горох с цветами», правообладателем которого посчитал себя истец. ЗАО «КОРАЛЛ» намеревалось запретить ответчику совершать любые действия по выведению на рынок указанной посуды без согласия истца.

ООО «АЛ-Трейд» с заявленными требованиями согласился и в Арбитражном суде было утверждено мировое соглашение, по которому ответчик принял на себя обязательство прекратить совершать любые действия по нарушению исключительных прав истца.

Но по прошествии нескольких месяцев после заключения соглашения компания-правообладатель подала иск в суд Тверской области о взыскании компенсации в размере 2 миллионов рублей.

Указанное дело интересно тем, что еще до недавнего времени суд защищал авторские права в элементах дизайна только в том случае, если они были зарегистрированы как промышленный образец.

В 2008 году наша компания («Зуйков и партнеры») пыталась отстоять авторское право одного из клиентов на дизайн этикетки продукта, и суд первой инстанции, действительно, принял нашу сторону, но позже Апелляционная и Кассационная инстанции отменили принятое решение, мотивируя это тем, что авторское право на объект дизайна не было зарегистрировано в качестве промышленного образца. Таким образом, была создана определенная практика, которой придерживались суды на протяжении последних 5-6 лет. Следуя принятой практике, когда компания «КОРАЛЛ» потребовала компенсации,мы, представляя интересы ответчика, попытались убедить суды, что защитить авторские права в промышленном дизайне без регистрации нельзя. И суд первой инстанции поддержал нашу позицию, но апелляция с этим решением не согласилась,посчитав, что если права существуют, они должны защищаться в любом случае.Впрочем, апелляция также отказала истцу в выплате компенсации, отметив, что если мировое соглашение было заключено, а спор – урегулирован, то обращаться в суд повторно с тем же предметом спора у истца просто нет прав.

В итоге сложилась двоякая ситуация: почему в одном случае авторские права защищаются, а в другом – нет? Именно для того, чтобы прояснить позицию Суда по интеллектуальным правам по данному вопросу, мы намеренно подали жалобу, обжалуя мотивировочную часть решения.

В итоге сегодня мы получили постановление,в котором четно обозначена позиция Суда по интеллектуальным правам по данному вопросу.

Суд постановил, что существующее авторское право должно защищаться в любом случае, независимо от того, зарегистрированы ли права на промышленный образец или нет.

Второй прецедент, который был создан выпущенным постановлением, также достоин внимания.

Отказав истцу в удовлетворении требования о компенсации после заключения мирового соглашения с ответчиком, суд установил, что заключив мировое соглашение по делу о защите авторских прав,компании договорились не по одному из видов защиты прав, а урегулировали спор полностью.

Поясню: сегодня правообладатель может отстаивать свои интересы разными способами: требовать запрета на использование принадлежащему ему объекту интеллектуальных прав, взыскивать с ответчика компенсацию, обращаться в правоохранительные органы и т.д.

До сегодняшнего дня не было практики по урегулированию споров, похожих на спор между «КОРАЛЛОМ» и «АЛ-Трейдом», то есть случаев, когда, добившись запрета использования и заключив мировое соглашение, истец дополнительно требовал взыскать компенсацию.

При рассмотрении этого дела мы рассматривали решения по делам о взыскании и отметили, что если стороны уже заключили мировое соглашение и ответчик, допустим, заплатил истцу миллион рублей, взыскать с компании еще миллион в качестве неустойки и процентов истец не может, если эти требования не предъявлялись ранее. Сегодня Суд по интеллектуальным правам выпустил постановление, показывающее, что если спор был урегулирован по одному из видов защиты прав, то он считается урегулированным по всем видам защиты.

Отмечу, что выпустив данное постановление суд задал тон в рассмотрении аналогичных споров на ближайшее время.

Несмотря на то что в России право не является прецедентным, судьи имеют обыкновение ориентироваться на решения своих коллег, а тем более коллег из высших инстанций.

По защите авторского права фактически мы проиграли дело, ведь нам отказали в удовлетворении жалобы, но этот отказ мы воспринимаем как победу, поскольку сегодня мы смогли изменить принятую практику и теперь права наших клиентов могут и должны защищаться.

Код для вставки в блог

lexpro.ru

01 декабря, 10:00 Рассматривая кассационные жалобы закрытого акционерного общества «КОРАЛЛ» и общества с ограниченной ответственностью «АЛ-Трейд» на решение Арбитражн… Читать далее

Источник: https://www.lexpro.ru/blogs/view/7961

Сип вышел за пределы своей компетенции?

Кссационная жалоба в суд по интеллектуальным правам

12 октября 2018 г. 18:05

В ВС РФ обжалуют решение Суда по интеллектуальным правам о признании законным использования слова «адвокат» в названии юридической фирмы

Согласно сведениям Единого государственного реестра юридических лиц, по всей территории Российской Федерации имеется большое количество юридических лиц, которые используют в своих фирменных наименованиях адвокатские термины, причем, по данным kad.arbitr.ru, очень многие из них являются действующими.

Таким образом, каждый день потенциальные доверители обращаются к ним за юридической помощью, считая, что обращаются в адвокатские образования. В ВС РФ обжалуют решение Суда по интеллектуальным правам (далее – СИП) о признании законным использования слова «адвокат» в названии юридической фирмы.

В жалобе отмечается, что СИП, переоценив факты, установленные судами двух инстанций, вышел за пределы своей компетенции.

Адвокат Владимир Дмитриев, представляющий ФПА РФ в этом деле, надеется, что судьи отнесутся к кассационной жалобе внимательно, осознав ее большую общественную значимость для неопределенного круга лиц и профессиональную значимость для адвокатской корпорации.

Как сообщает «АГ», в понедельник в Верховный Суд РФ будет направлена кассационная жалоба на Постановление Суда по интеллектуальным правам по делу № А56-43779/2017, которым было отменено решение суда, признавшего незаконным использование слова «адвокат» в названии неадвокатского образования.

Как ранее писала «АГ», СИП указал, что при установлении вопроса о добросовестности приобретения исключительного права на товарный знак исследованию подлежат как обстоятельства, связанные с приобретением права, так и последующее поведение правообладателя, свидетельствующее о цели такого приобретения.

Напомним, причиной судебного разбирательства стало то, что осенью 2016 г. в УФАС по Санкт-Петербургу поступило заявление от гражданки А. Бесуновой о нарушении ООО «Адвокат-Авто» ст. 14.4 Закона о защите конкуренции.

В нем указывалось, что действия общества могут ввести потенциальных потребителей в заблуждение, нанести ущерб деловой репутации адвокатского сообщества, поставить под сомнение компетентность адвокатов, исказить в глазах граждан значимость и необходимость профессиональной юридической помощи.

Приказом УФАС было возбуждено дело о запрете недобросовестной конкуренции, связанной с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации товаров, работ или услуг. Стоит отметить, что вскоре компания изменила название на «Адвок-Авто».

16 марта 2017 г. УФАС пришло к выводу, что общество не имело права использовать слово «адвокат» в фирменном наименовании, следовательно, нарушило ст. 14.4 Закона о защите конкуренции.

Ведомство указало, что его конкурентами являются хозяйствующие субъекты, осуществляющие аналогичную деятельность, которые не используют в своем наименовании слово «адвокат» и производные от него, а также сами адвокаты.

Компания не согласилась с таким решением и оспорила его в судебном порядке.

Суды первой и апелляционной инстанций поддержали УФАС

Рассматривая дело, Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области привлек к участию Федеральную палату адвокатов, представителями которой выступили председатель президиума КА «Лапинский и партнеры» Владислав Лапинский, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Никита Тарасов и координатор рабочей группы по мониторингу незаконного использования адвокатских терминов при Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Владимир Дмитриев.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что использование обществом слова «адвокат» в своем фирменном наименовании в нарушение установленного запрета направлено на получение конкурентного преимущества перед другими участниками рынка юридических услуг, и такое поведение общества потенциально способно причинить убытки конкурентам в виде неполученных доходов, возможных к получению в рамках добросовестной конкуренции.

Тринадцатый арбитражный апелляционный суд согласился с выводом первой инстанции. Стоит отметить, что в ходе судебного разбирательства суд апелляционной инстанции указал, что действия ООО «Адвок-Авто» являются нарушением не только норм ст. 14.4, как установлено УФАС, но и норм ст. 14.2 Закона о защите конкуренции.

СИП пришел к иному выводу

Компания «Адвок-Авто» подала кассационную жалобу в Суд по интеллектуальным правам, в которой указала, что суд апелляционной инстанции вышел за пределы своих полномочий, квалифицировав действия общества в совокупности по двум составам правонарушения, установленным ст. 14.2, 14.4 Закона о защите конкуренции, и при рассмотрении настоящего спора не установил обстоятельств, подтверждающих наличие в действиях общества признаков недобросовестной конкуренции.

Отменяя решения нижестоящих судов и направляя дело на новое рассмотрение, СИП указал, что при установлении вопроса о добросовестности приобретения исключительного права на товарный знак исследованию подлежат как обстоятельства, связанные с приобретением права, так и последующее поведение правообладателя, свидетельствующее о цели такого приобретения. При этом недобросовестность правообладателя должна быть установлена в период, предшествующий приобретению исключительных прав на фирменное наименование, поскольку именно в этот момент реализуется намерение на недобросовестное конкурирование с иными участниками рынка. Суд указал, что последующее поведение правообладателя может лишь подтверждать либо опровергать тот факт, что при приобретении исключительного права он действовал недобросовестно.

«Для признания действий хозяйствующего субъекта недобросовестной конкуренцией такие действия должны одновременно совершаться хозяйствующим субъектом-конкурентом; быть направленными на получение преимуществ в предпринимательской деятельности; противоречить законодательству, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; причинять убытки другому хозяйствующему субъекту-конкуренту либо наносить вред его деловой репутации (причинение вреда). Совокупность указанных действий признается актом недобросовестной конкуренции», – указано в решении.

СИП указал, что из решения управления следует, что конкурентами общества являются «многочисленные хозяйствующие субъекты, осуществляющие деятельность, которые не используют в своем фирменном наименовании слово “адвокат” и производные от этого слова, а также сами адвокаты».

Между тем в состав вмененного обществу правонарушения входит именно использование конкретного обозначения. А поскольку оспариваемое решение антимонопольного органа вынесено по заявлению А.

Бесуновой, выводы, изложенные в обжалуемых судебных актах, о законности или незаконности этого решения в любом случае являются выводами о ее правах.

Жалоба в Верховный Суд

В кассационной жалобе в Верховный Суд Владимир Дмитриев просил отменить постановление СИП, указав, что тот, переоценив факты, установленные судами двух инстанций, вышел за пределы своей компетенции.

Представитель ФПА РФ пояснил, что арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, в силу ч. 2 ст.

287 КоАП РФ не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции.

Юридическая фирма «Адвокат-Авто», по словам Владимира Дмитриева, знала или должна была знать о предусмотренном Законом об адвокатской деятельности запрете на использование слова «адвокат» в фирменном наименовании коммерческой организации, дополнительных правах адвокатов и гарантиях их деятельности, об их дополнительных обязанностях перед доверителями.

«Реальным мотивом принятия СИП оспариваемого постановления явилось следующее, что четко следует из аудиозаписи заседания. Председательствующий судья Н.А. Кручинина и судья С.М.

Уколов в заседании неоднократно высказывались о том, что должны быть отношения конкуренции между заявителем в антимонопольный орган и предполагаемым нарушителем, а их здесь не может быть в принципе, раз заявителем выступает гражданин РФ, а не хозяйствующий субъект», – указал в жалобе Владимир Дмитриев.

При этом он назвал вывод ошибочным и указал на отсутствие единообразия в практике СИП по этому вопросу, сославшись на опубликованную статью судьи СИП «Как признать недействительной правовую охрану товарного знака, зарегистрированного недобросовестно» (Журнал Суда по интеллектуальным правам. 2017. № 15. Март).

Владимир Дмитриев подчеркнул, что бремя доказывания конкурентных отношений между заявителем жалобы в антимонопольный орган и предполагаемым нарушителем лежит сугубо на истце лишь при обращении в суд с иском о признании действий недобросовестной конкуренцией (ст. 4 АПК РФ), тогда как в данном случае А. Бесунова не обращалась с иском в суд.

В жалобе представитель ФПА РФ сослался на Постановление Пленума ВАС РФ № 11 от 17 февраля 2011 г., в п. 16.1 которого указано, что в Законе о защите конкуренции приведен открытый перечень действий, являющихся недобросовестной конкуренцией.

При анализе вопроса, является ли конкретное совершенное лицом действие актом недобросовестной конкуренции, подлежат учету не только положения Закона, но и положения ст. 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г.

, согласно которой недобросовестной конкуренцией признается всякий акт, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах.

«Поэтому при рассмотрении такой категории дел антимонопольному органу необходимо оценить влияние действий потенциального нарушителя на состояние конкуренции на товарном рынке и на получение им предпринимательских преимуществ, а не ставить во главу угла выяснение вопроса о наличии конкурентных отношений между заявителем в антимонопольный орган и потенциальным нарушителем», – отмечается в жалобе.

В качестве примера такого подхода Владимир Дмитриев указал на Постановление Президиума СИП от 4 июля 2014 г. по делу № СИП-9/2013, где заявитель и нарушитель действовали на разных товарных рынках и поэтому не могли являться конкурентами.

Однако СИП заключил, что в рассматриваемом случае регистрация обозначения, идентичного широко известному товарному знаку, в отношении товаров иных классов МКТУ может быть направлена на получение необоснованного преимущества и создает угрозу возникновения заблуждения потребителей.

«В равной степени в настоящем деле факт отсутствия конкурентных отношений между заявителем в антимонопольный орган и нарушителем не имеет правового значения, так как последний необоснованно получил преимущество перед другими хозяйствующими субъектами и создал угрозу возникновения заблуждения потребителей о вступлении в правоотношение с адвокатским образованием, пользующимся по закону большей защищенностью перед правоохранительными органами, имеющим бо́льшие гарантии своей деятельности и несущим бо́льшую ответственность перед доверителем ввиду наличия Кодекса профессиональной этики адвоката», – указывается в жалобе.

Владимир Дмитриев отметил, что фирменное наименование заявителя влечет за собой введение в заблуждение потенциальных потребителей услуг такой коммерческой организации в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности данной организации к адвокатской и, следовательно, может вызвать у потребителя стойкую ассоциацию с наличием у работников общества необходимой квалификации, профессиональных знаний, особого статуса (статуса адвоката), который приобретается только в установленном законом порядке (Постановление Суда по интеллектуальным правам от 2 октября 2017 г. по делу № А76-22621/2016).

В комментарии «АГ» Владимир Дмитриев указал, что адвокатское сообщество рассчитывает на принятие жалобы к производству ВС РФ, так как проблема мимикрии юридических фирм под адвокатские образования стоит очень остро по всей Российской Федерации.

«По данным ЕГРЮЛ, по всей РФ имеется большое количество юридических лиц с использованием в своих фирменных наименованиях адвокатских терминов. По данным kad.arbitr.ru, очень многие из них являются действующими.

Таким образом, каждый день клиенты обращаются к ним за юридической помощью, считая, что они обращаются в адвокатские образования. СИП же как минимум затянул решение этой острой проблемы.

В результате до ее окончательного разрешения пострадают права и законные интересы новых лиц, введенных в заблуждение относительно реального статуса своего юридического контрагента», – пояснил он.

Владимир Дмитриев также высказал надежду, что судьи отнесутся к кассационной жалобе внимательно, осознав ее большую общественную значимость для неопределенного круга лиц и профессиональную значимость для адвокатской корпорации.

В пресс-службе УФАС по Санкт-Петербургу «АГ» сообщили, что в настоящий момент со стороны ведомства также готовится жалоба в Верховный Суд. ООО «Адвок-Авто» комментарии «АГ» не предоставило.

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/sip-vyshel-za-predely-svoey-kompetentsii/

О некоторых вопросах пересмотра судебных актов президиумом суда по интеллектуальным правам

Кссационная жалоба в суд по интеллектуальным правам

17 Декабря 2014

В.А. Химичев,
кандидат юридических наук,
председатель 2 судебного состава Суда по интеллектуальным правам

“Журнал Суда по интеллектуальным правам”, № 6, декабрь 2014 г., с. 32-36

Институт кассационного производства в арбитражном процессе характеризуется особенностями, обусловленными, прежде всего, целями пересмотра судебных актов и полномочиями арбитражного суда кассационной инстанции.

Сущность кассационного производства состоит в проверке арбитражными судами округов законности вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов первой и апелляционной инстанций.

Статья 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) устанавливает пределы рассмотрения дела в арбитражном суде кассационной инстанции.

По общему правилу, проверка законности решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, заключается в установлении правильности применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта, исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы.

Суд по интеллектуальным правам в отличие от других арбитражных судов является одновременно судом первой и кассационной инстанций. При этом имеются существенные особенности в организации его работы по пересмотру судебных актов в порядке кассационного производства.

В соответствии с ч. 3 ст. 274 АПК РФ по делам, рассмотренным Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, рассмотрение кассационных жалоб в порядке кассационного производства осуществляется также Судом по интеллектуальным правам.

При этом, как разъяснено в п. 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.10.

2012 № 60 «О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам», особенностью такого рассмотрения по сравнению с общими правилами рассмотрения дела судом кассационной инстанции является то, что соответствующий пересмотр осуществляется не в составе трех или иного нечетного количества судей, а президиумом Суда по интеллектуальным правам (часть 1.1 ст. 284 АПК РФ).

Законодательное решение, не предусматривающее апелляционное производство, обусловлено тем, что решения Суда по интеллектуальным правам, принятые им в качестве суда первой инстанции, вступают в законную силу немедленно после их принятия (ч. 2 ст. 180 АПК РФ).

На первый взгляд, отсутствие апелляционного порядка обжалования судебного акта суда первой инстанции выглядит не очень удачным решением в плане обеспечения задач судопроизводства в арбитражных судах, поскольку повторное рассмотрение дела по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам позволило бы суду апелляционной инстанции устранить допущенные судом первой инстанции недостатки. Суд же кассационной инстанции не обладает полномочиями суда апелляционной инстанции по рассмотрению дела, он лишь проверяет судебные акты на предмет их законности.

Вместе с тем, как представляется, отсутствие апелляционного производства компенсируется тем, что в соответствии с п. 2 ст.

1248 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) защита интеллектуальных прав в отношениях, связанных с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения этих товаров; с государственной регистрацией результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации; с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов; с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением, – осуществляется в административном порядке уполномоченными на то органами. В Суде по интеллектуальным правам рассматриваются дела по заявлениям заинтересованных лиц об обжаловании решений этих органов.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам рассматривает дело не с «чистого листа», а с учетом доводов и возражений сторон административного производства и имеющихся в нем доказательств.

Конечно, необходимо учитывать различия в рассмотрении дела в суде и в административных органах, регламенты которых не содержат всех тех процессуальных возможностей по защите прав и законных интересов в определенной сфере отношений, которые предусматривает АПК РФ.

В этой связи можно высказывать предложения о сближении административных процедур с арбитражным процессом или о полной унификации производств.

В то же время различия в правилах проведения процедур не столь существенны, чтобы говорить о том, что в рамках административного производства его участники не могут реализовать свое право на защиту нарушенных прав и интересов1.

Другим доводом в пользу организационного решения, не предусматривающего апелляционного производства, является специализация Суда по интеллектуальным правам.

Именно за счет специализации, а не количества стадий арбитражного процесса достигается обеспечение единства правоприменительной практики и принципа правовой определенности, а также повышение эффективности судопроизводства в сфере защиты интеллектуальных прав, приближение его к международным стандартам.

Процессуальные особенности пересмотра судебных актов президиумом Суда по интеллектуальным правам в большей степени обусловлены не указанными выше обстоятельствами, а характером рассматриваемых специализированным судом споров.

Многие из подсудных Суду по интеллектуальным правам дел, рассматриваемых как в порядке гражданского, так и административного судопроизводства, имеют свою специфику в плане оценки доказательств и установления фактических обстоятельств. Наиболее ярко это выражено в делах, в которых суд устанавливает обстоятельства тождества или сходства до степени смешения средств индивидуализации.

Согласно правовой позиции, содержащейся в п.

13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного Информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.12.2007 № 122, вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы.

То есть вопрос о сходстве обозначений, являясь вопросом факта, может быть разрешен судом с позиции рядового потребителя, так как не требует специальных познаний.

С этой точки зрения, казалось бы, суд не должен обосновывать выводы о сходстве обозначений; ведь он исходит из общего впечатления (восприятия), в основе которого находятся психические процессы.

Вместе с тем такой подход входит в определенные противоречия с требованиями законности, обоснованности и мотивированности судебного акта, предусмотренными ч. третьей ст. 15 и ч. 4 ст. 170 АПК РФ.

При этом также необходимо учитывать, что восприятие тесно связано с мышлением, которое как процесс познавательной деятельности характеризуется обобщенным и опосредованным отражением действительности.

В связи с этим возникает вопрос о степени обоснованности вывода суда о сходстве обозначений. Достаточно ли для обоснования вывода о сходстве указать на то, что обозначение является сходным до степени смешения с другим обозначением, так как оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Или же, используя логические понятия и конструкции, суд должен обосновать свой вывод о сходстве обозначений с той степенью детализации, как это, например, предусмотрено Методическими рекомендациями по проверке заявленных обозначений и товарных знаков на тождество и сходство, утвержденных приказом Роспатента от 31.12.

2009 № 197.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее – Президиум ВАС РФ) в ряде своих постановлений, придерживаясь позиции о том, что вопрос о сходстве до степени смешения обозначений является вопросом факта и по общему правилу может быть разрешен судом без назначения экспертизы, в то же время не исключает проведения анализа сравниваемых обозначений.

Источник: http://ipcmagazine.ru/legal-issues/on-some-issues-of-the-review-of-judicial-acts-by-the-presidium-of-the-court-for-intellectual-rights

Юрист-Профи
Добавить комментарий